Литература
Comments
 Share
The version of the browser you are using is no longer supported. Please upgrade to a supported browser.Dismiss

 
р.
%
123
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Still loading...
ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZ
1
Мысли автора про:
в первой главе:во второй главе:в седьмой главе:в восьмой главе:
2
любовь;
Воспомня прежних лет романы,
Воспомня прежнюю любовь,
Чувствительны, беспечны вновь,
Дыханьем ночи благосклонной
Безмолвно упивались мы!
Как в лес зеленый из тюрьмы
Перенесен колодник сонный,
Так уносились мы мечтой
К началу жизни молодой (XLVII);
Любви безумную тревогу
Я безотрадно испытал (LVIII);
Но я, любя, был глуп и нем (LVIII);
Прошла любовь, явилась муза,
И прояснился темный ум (LIX);
“Он пел любовь, любви послушный”(Х);
“Блаженный тот,
Кто охлаждал любовь- разлукой”(XVll).
Весна, весна! пора любви!
Какое томное волненье
В моей душе, в моей крови!
С каким тяжелым умиленьем
Я наслаждаюсь дуновеньем
В лицо мне веющей весны
На лоне сельской тишины!
Или мне чуждо наслажденье,
И все, что радует, живит,
Все, что ликует и блестит
Наводит скуку и томленье
На душу мертвую давно
И все ей кажется темно? (II)
Забота юности - любовь? (XXI)
Любви все возрасты покорны;
Но юным, девственным сердцам
Её порывы благотворны,
Как бури вешние полям:
В дожде страстей они свежеют,
И обновляются, и зреют -
И жизнь могущая даёт
И пышный цвет, и сладкий плод.
Но в возраст поздний и бесплодный,
На повороте наших лет,
Печален страсти мёртвой след:
Так бури осени холодной
В болото обращают луг
И обнажают лес вокруг. (XXIX)
3
поэзию/творчество;
Сатиры смелый властелин,
Блистал Фонвизин, друг свободы,
И переимчивый Княжнин;
Там Озеров невольны дани
Народных слез, рукоплесканий
С младой Семеновой делил;
Там наш Катенин воскресил
Корнеля гений величавый;
Там вывел колкий Шаховской
Своих комедий шумный рой,
Там и Дидло венчался славой (XVIII);
Замечу кстати: все поэты -
Любви мечтательной друзья (LVII);
“Под небом Шиллера и Гете
Их поэтическим огнем
Душа воспламенилась в нем”(lX);
“Дары”(Xl);
“Они сошлись. Волна и камень,
Стих и проза, лед и пламень
Не столь различны меж собой”(Xlll);
“Живу, пишу не для похвал;
Но я бы, кажется желал
Печальный жребий свой прославить,
Чтоб обо мне, как верный друг,
Напомнил хоть единый звук”(XXXlX).
Однако ж несколько творений
Он из опалы исключил:
Певца Гяура и Жуана
Да с ним еще два-три романа,
В которых отразился век
И современный человек
Изображен довольно верно
С его безнравственной душой,
Себялюбивой и сухой,
Мечтанью преданной безмерно,
С его озлобленным умом,
Кипящим в действии пустом. (XXII)
Благослови мой долгий труд,
О ты, эпическая муза!
И, верный посох мне вручив,
Не дай блуждать мне вкось и вкрив. (LV)
В те дни, когда в садах Лицея
Я безмятежно расцветал,
Читал охотно Апулея,
А Цицерона не читал
В те дни в таинственных долинах,
Весной, при криках лебединых,
Близ вод, сиявших в тишине,
Являться муза стала мне.
Моя студенческая келья
Вдруг озарилась; муза в ней
Открыла пир младых затей,
Воспела детские веселья,
И славу нашей старины,
И сердца трепетные сны. (I)
И свет её с улыбкой встретил;
Успех нас первый окрылил;
Старик Державин нас заметил
И, в гроб сходя, благословил. (II)
И альманахи, и журналы,
Где поучнья нам твердят,
Где нынче так меня бранят... (XXXV)
4
светские развлечения;
И трюфли, роскошь юных лет,
Французской кухни лучший цвет (XVI);
Волшебный край! (театр, XVIII);
Вошел. Полна народу зала;
Музыка уж греметь устала;
Толпа мазуркой занята;
Кругом и шум и теснота (бал, XXVIII);
Потом, покорствуя природе,
Дружатся с ней, к себе ведут,
Целуют, нежно руки жмут,
Взбивают кудри ей по моде
И поверяют нараспев
Сердечны тайны, тайны дев... (XLVI)
Текут невинные беседы
С прикрасой легкой клеветы. (XLVII)
Но всех в гостиной занимает
Такой бессвязный, пошлый вздор;
Все в них так бледно, равнодушно;
Они клевещут даже скучно; (XLVIII)

Блажен...
Кто в двадцать лет был франт иль хват,
А в тридцать выгодно женат; (Х)
Несносно видеть пред собою
Одних обедов длинный ряд,
Глядеть на жизнь как на обряд
И вслед за чинною толпою
Идти, не разделяя с ней
Ни общих мнений, ни страстей. (XI)
...Входят гости.
Вот крупной солью светской злости
Стал оживляться разговор;
Перед хозяйкой легкий вздор
Сверкал без глупого жеманства,
И прерывал его меж тем
Разумный толк без пошлых тем... (XXII)
5
природу;
Там некогда гулял и я:
Но вреден север для меня (II);
Я помню море пред грозою:
Как я завидовал волнам,
Бегущим бурной чередою
С любовью лечь к ее ногам! (XXXIII);
Как часто летнею порою,
Когда прозрачно и светло
Ночное небо над Невою
И вод веселое стекло
Не отражает лик Дианы (XLVII);
Цветы, любовь, деревня,праздность,
Поля! я предан вам душой (LVI);
“Деревня, где скучал Евгений,
Была прелестный уголок”;
“Пред ним пестрели и цвели
Луга и нивы золотые,
Мелькали села; здесь и там
Стада бродили по лугам,
И сени расширял густые
Огромный, запущенный сад,
Приют задумчивых дриад”(l).
Гонимы вешними лучами,
С окрестных гор уже снега
Сбежали мутными ручьями
На потопленные луга. (I)
Настала осень золотая.
Природа трепетна, бледна,
Как жертва, пышно убрана...
Вот север, тучи нагоняя,
Дохнул, завыл — и вот сама
Идет волшебница зима. (XXIX)
Пришла, рассыпалась; клоками
Повисла на суках дубов;
Легла волнистыми коврами
Среди полей, вокруг холмов;
Брега с недвижною рекою
Сравняла пухлой пеленою;
Блеснул мороз. (XXX)
Оставил он своё селенье,
Лесов и нив уединенье,
Где окровавленная тень
Ему являлась каждый день... (XIII)
Роскошной, царственной Невы. (XXVII)
Дни мчались: в воздухе нагретом
Уж арзрешалася зима... (XXXIX)
На синих, иссеченных льдах
Играет солнце; грязно тает
На улицах разрытый снег. (XXXIX)
6
прошлое/юность;
Мы все учились понемногу
Чему-нибудь и как-нибудь,
Так воспитаньем, слава богу,
У нас немудрено блеснуть (V);
Там, там [в театре] под сению кулис
Младые дни мои неслись (XVIII);
Что уж и так мой бедный слог
Пестреть гораздо б меньше мог
Иноплеменными словами,
Хоть и заглядывал я встарь
В Академический словарь (XXVI);
Во дни веселий и желаний
Я был от балов без ума (XXIX);
Увы, на разные забавы
Я много жизни погубил! (XXX);
Я был озлоблен, он угрюм;
Страстей игру мы знали оба;
Томила жизнь обоих нас;
В обоих сердца жар угас;
Обоих ожидала злоба
Слепой Фортуны и людей
На самом утре наших дней (XLV);
Пора покинуть скучный брег
Мне неприязненной стихии
И средь полуденных зыбей,
Под небом Африки моей,
Вздыхать о сумрачной России,
Где я страдал, где я любил,
Где сердце я похоронил (L);
“Он равно зевал,
средь модных и старинных зал”(ll);
“Простим горячке юных лет
И юный жар, и юный бред”(XV);
“Восходят, зреют и падут;
Другие им вослед идут…
Так наше ветреное племя
Растет, волнуется, кипит
И к гробу прадедов теснит”(XXXVlll).

Где Терпсихоре лишь одной
Дивится зритель молодой
(Что было также в прежни леты,
Во время ваше и мое)... (L)
7
Онегина;
Молодой повеса (II);
Умен и очень мил (IV);
Ученый малый, но педант (V);
Но в чем он истинный был гений,
Что тверже знал он всех наук, <...>
Была наука страсти нежной (VIII); (X-XII)
Театра злой законодатель,
Непостоянный обожатель
Очаровательных актрис,
Почетный гражданин кулис (XVII);
В своей одежде был педант,
И то, что мы назвали франт (XXV);
Забав и роскоши дитя (XXXVI);
“Да, впрочем, другу моему
В том нужды было очень мало,
Затем, что он равно зевал
Средь модных и старинных зал”(ll);
“Сноснее многих был Евгений;
Хоть он людей, конечно, знал
И, вообще, многих презирал,-
Но (правил нет без исключения)
Иных он очень отличал
И вчуже чувство уважал”(XlV);
“В любви считаясь инвалидом”(XlX).
Чудак печальный и опасный,
Созданье ада иль небес,
Сей ангел, сей надменный бес,
Что ж он? Ужели подражанье,
Ничтожный призрак, иль еще
Москвич в Гарольдовом плаще,
Чужих причуд истолкованье,
Слов модных полный лексикон?..
Уж не пародия ли он? (XXIV)
Стоит безмолвный и туманный?
Для всех он кажется чужим. (VII)
Что, сплин иль страждущая спесь
В его лице? (VII)
Убив на поединке друга,
Дожив без цели, без трудов
До двадцати шести годов,
Томясь в бездействии досуга
Без службы, без жены, без дел,
Ничем заняться не умел. (XII)
Им овладело беспокойство,
Охота к перемене мест... (XIII)
Что с ним? в каком он странном сне! (XXI)
...Угрюмый,
Неловкий он едва-едва
Ёй отвечает. Голова
Его полна упрямой думой. (XXII)
...Евгений
В Татьяну, как дитя, влюблён... (XXX)
А он упрям, отстать не хочет... (XXXII)
Что чуть с ума не своротил
Или не сделался поэтом.
Признаться: то-то б одолжил!
А точно: силой магнетизма
Стихов российских механизма
Едва в то время не постиг
Мой бестолковый ученик. (XXXVIII)
Мой неисправленный чудак.
Идёт, на мертвеца похожий. (XL)
8
Татьяну.
“Не привлекла она б очей”;
“Дика, печальна, молчалива”;
“Она ласкаться не умела”;
“Играть и прыгать не хотела
И часто целый день одна
Сидела молча у окна”(XXV);
“Задумчивость, её подруга”;
“И были детские проказы ей чужды”;
“Ей скучен был и звонкий смех,
И шум их ветреных утех”(XXVll);
“Ей рано нравились романы;
Они ей заменяли всё”.
Но та, которую не смею
Тревожить лирою моею,
Как величавая луна,
Средь жен и дев блестит одна.
С какою гордостью небесной
Земли касается она!
Как негой грудь ее полна!
Как томен взор ее чудесный!.. (LII)
Ей душно здесь... она мечтой
Стремится к жизни полевой... (LIII)
Явилась барышней уездной,
С печальной думою в очах,
С французской книжкою в руках. (V)
На прелести её степные
С ревнивой робостью гляжу. (VI)
Ей нравится порядок стройный
Олигархических бесед,
И холод гордости спокойной,
И эта смесь чинов и лет. (VII)
Она была нетороплива,
Не холодна, не говорлива,
Без взора наглого для всех,
Без приязаний на успех,
Без этих маленьких ужимок,
Без подражательных затей...
Всё тихо, просто было в ней... (XIV)
К ней дамы подвигались ближе;
Старушки улыбались ей;
Мужчины кланялися ниже,
Ловили взор её очей;
Девицы проходили тише
Пред ней по зале... (XV)
Никто б не мог её прекрасной
Назвать; но с головы до ног
Никто бы в ней найти не мог
Того, что модой самовластной
В высоком лондонском кругу
Зовётся vulgar. (XV)
Беспечной прелестью мила... (XVI)
Как сильно ни была она
Удивлена, поражена,
Но ей ничто не изменило... (XVIII)
Но и следов Татьяны прежней
Не мог Онегин обрести. (XIX)
...она
Сидит покойна и вольна. (XXII)
Не этой девочкой несмелой,
Влюбленной, бедной и простой,
Но равнодушною княгиней
Но неприступною богиней... (XXVII)
Как изменилася Татьяна!
Как твёрдо в роль свою вошла!
Как утеснительного сана
Приёмы скоро приняла!
Кто смел искать девчонки нежной
В сей величавой, в сей небрежной
Законодательнице зал? (XXVIII)
Кокетства в ней ни капли нет... (XXXI)
...Простая дева,
С мечтами, сердцем прежних дней,
Теперь опять воскресла в ней. (XLI)
по зале
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
32
33
34
35
36
37
38
39
40
41
42
43
44
45
46
47
48
49
50
51
52
53
54
55
56
57
58
59
60
61
62
63
64
65
66
67
68
69
70
71
72
73
74
75
76
77
78
79
80
81
82
83
84
85
86
87
88
89
90
91
92
93
94
95
96
97
98
99
100
Loading...
 
 
 
Лист1