Иврит через пень-колоду, часть IV

Начинаем читать на иврите

Песня

Разбор

Слияние предлога с артиклем

Артикль с обобщёнными понятиями

Будущее время первого лица множественного числа

Изменение модели в будущем времени пааля

Огласовка предлога -ו

Исчезновение дагеша

Выпадение второй буквы ו в корне

Выпадение камаца и патаха гнува при присоединении окончаний

Причастие биньяна пааль

Единственное число первого лица прошедшего времени пааля

Гортанная в конце слова

Перевод

Заключение

Песня

Зная алфавит, огласовки и основы грамматики иврита можно уже попробовать что-нибудь прочитать. Или послушать. Конечно, читать проще, но одно другому не мешает. Итак, слушаем, смотрим и читаем песню (как выяснилось позже - две песни в одной):

יום-הולדת, יום-הולדת,

השמחה לילדים.

יום-הולדת, יום-הולדת,

הבה נצא בריקודים.

בידיים הך הך הך

וברגליים תך תך תך.

לה לה לה…

אחת, שתיים שלוש.

לה לה לה…

אחת, שתיים שלוש.

יום-הולדת, יום-הולדת,

יום-הולדת הנה בא

ואני שמחה רוקדת

כי גדלתי בשנה.

הופ הופ טרללה

גדלתי בשנה.

הופ הופ טרללה

גדלתי בשנה.

היום יום הולדת,

היום יום הולדת,

היום יום הולדת,

לאביב.

היום יום הולדת,

היום יום הולדת,

היום יום הולדת,

לאביב.

חג לו שמח

וזר לו פורח

היום יום הולדת לאביב.

Вроде даже удалось побороть проблемы с двунаправленном текстом. В Google Docs это включается в настройках, оказывается. Только выравнивание текста в таблице в опубликованной версии документа противоположно заданному. Выравниваю по левому краю - публикуется выравненным по правому, и наоборот.

Разбор

יום-הולדת, יום-הולדת,

Слово יום мы уже знаем, ну а после просмотра клипа складывается устойчивое впечатление, что יום הולדת читается как [йом hуле́дет] и переводится как “день рождения”. Впечатление это легко подтверждается словарём. Из-за ударения на предпоследнем слоге также возникает подозрение, что слово הולדת - квазисеголатное. Это действительно так:

הוּלֶדֶת

Поехали дальше:

השמחה לילדים.

Используя слух и неогласованное письмо, определяем произношение: [hасимха лайеладим]. Сразу можно смело поставить точку у буквы “син”, так как на [hашимха] оно звучит совсем непохоже. С ударениями здесь полный порядок, но слова незнакомые. Услышав [hа] в начале слова, записанное буквой ה, можно заподозрить артикль, значит смело можно искать слово שמחה. Одна попытка найти слово в словаре и - בול! -

שִׂמְחָה - радость, веселье, празднование

Что ж, это настолько подходит к словам “день рождения”, что ни на секунду не возникает сомнения в правильности перевода. Смысл определённого артикля тут тоже более-менее ясен - речь не о какой-то непонятной радости, а о вполне конкретной, причина которой была указана строчкой выше.

Слияние предлога с артиклем

В слове לילדים у меня сразу возникло подозрение на предлог -ל и окончание множественного числа -им. Проверим:

יֶלֶד ז' [יַלדוֹ; ר' יְלָדִים, יַלדֵי - ребёнок

Поскольку предлог -ל означает направление, то очевиден смысл: “радость детям”. Однако, произносится ли предлог -ל как [ла] в данном случае или это мне послышалось? Недолгое гугление позволяет установить следующее.

Оказывается, в иврите предлоги -ב-, ל и -כ, пишущиеся слитно и заканчивающиеся на шва, сливаются с  артиклем. При этом от предлога остаётся буква, а от артикля - огласовка, поэтому:

לְ- + הַיְלָדִים = לַיְלָדִים

Артикль с обобщёнными понятиями

Зачем в слове לילדים нужен артикль - отдельная песня. Оказывается, помимо случаев, когда речь идёт о каком-то определённом предмете, артикль в иврите также используется в тех случаях, когда слово обозначает некоторое понятие вообще. То есть “дети” без артикля - это какие-то непонятные дети, а дети с артиклем - это не только конкретные дети, но и дети вообще, как явление. В единственном числе, я полагаю, такое может быть во фразах типа “Собака - друг человека”. Ну а в нашем случае, день рождения - радость детям, в смысле детям вообще, а не каким-то там.

Поехали дальше.

Будущее время первого лица множественного числа

הבה נצא בריקודים.

Слово הבה нам уже знакомо по “hава нагила”, подозреваю, что и тут смысл схожий. А вот слово נצא не находится в ИРИСе, а Morfix вместо него находит יָצָא, у которого масса значений, и которое явно имеет что-то общее со словом יציאה. Также Morfix утверждает, что это биньян пааль (правда, там он называется “каль”, но нетрудно выяснить, что это одно и то же). Посмотрим список форм этого биньяна, есть ли там что-то, начинающееся с נ? Нет. Что-то, кстати, букв маловато - если допустить, что נ от модели, то куда делся י от корня? Уж не гизра ли это какая-то, превращающая י в נ? Смотрим список гзарот. Что-то ничего похожего. Стоп! Ведь кроме словарных форм биньяна есть ещё изменения по лицам и числам! Смотрим список личных форм. Ага!

Оказывается, будущее время первого лица множественного числа начинается с נ вместо י! То есть, скажем, יעבוד превратится в נעבוד.

Изменение модели в будущем времени пааля

Вроде со временем, биньяном, лицом и числом разобрались. Это хорошо, но гизрой тут тоже попахивает, ведь куда-то же должен был деться йуд от корня. И почему оно звучит как [неце], хотя по биньяну должно быть либо [нийца], либо [нийцо]. Оказывается, для пааля и некоторых корней с первым йудом (в том числе י-צ-א) есть совершенно жуткая гизра. Она даже на гизру не похожа, скорее это просто отдельная модель, точнее ряд моделей - для будущего времени, для повелительного наклонения и так называемого склоняемого инфинитива. Конкретно будущее время в словарной форме для корня י-צ-א выглядит так:

יֵצֵא

С переходом к первому лицу множественного числа мы уже разобрались: י меняется на נ, вот и получается

נֵצֵא

Поехали дальше. А дальше у нас слово בריקודים. Тут попахивает предлогом -ב, а также множественным числом. В самом деле:

רִיקוּד - танец, пляска

Вспомним, что предлог -ב означает место, время и образ действия. Образ действия пожалуй подходит больше всего. Глагол же יצא имеет невообразимое множество значений, кроме “выходить”. В общем, я бы эту строку дословно бы перевёл как “Давайте пойдём танцевать”.

Продолжаем:

בידיים הך הך הך

Опять предлог -ב и множественное число? Похоже. Словарь подтверждает догадку, вот только число скорее не множественное, а двойственное. А слово-то, оказывается, уже знакомое - יד (“выпей йаду”). Присобачивая предлог в значении “образ действия”, получаем перевод: “руками”. Учитывая, что ударение в окончании множественного числа на предпоследний слог, получаем и прозношение: [бейада́йим]. Вот только звучит оно больше похожим на [байада́йим], так что похоже что мы опять натолкнулись на слияние предлога с артиклем. Чтобы определить точно, надо лучше знать иврит, потому что на слух может звучать похоже.

[hах] - это какая-то хитрющая укороченная форма повелительного наклонения глагола היכה [hика] - “бить”. “Ручками похлопаем”, в общем.

וברגליים תך תך תך

Тут, похоже, целых два однобуквенных слова присобачено. -ו значит “и”, а -ב - всё тот же способ действия. Дальше что-то, похоже, снова в двойственном числе. Если там были ручки, то тут должны быть ножки. И верно:

רֶגֶל - нога

Не забываем об ударениях в сеголатных словах. А вот в двойственном числе получается

רַגְלַיִם

Забавные метаморфозы происходят. Один сеголь превратился в патах, другой вовсе выпал. К сожалению, для двойственного числа нет общего правила даже в учебнике “Иврит через мозг”. Радует то, что двойственное число - редкий зверь.

Слово תך [тах] - это очередная хитрющая форма глагола היכה, только на этот раз укороченное будущее время. Итого получается что-то вроде “и ножками потопаем”. А вот с произношением разобраться сложнее.

Огласовка союза -ו

При добавлении -ב к רגליים получается либо [бераглайим] либо [бараглайим] в зависимости от наличия или отсутствия артикля. Далее к этой конструкции присобачивается союз -ו, вот только он иногда читается как [у] - мы уже с этим сталкивались, когда говорили, что это единственный случай, когда слово может начинаться на огласовку. Теперь можно и разобраться с этим подробней. Оказывается, всё довольно просто. Союз -ו читается как [у] и пишется как шурук (в огласованном письме) всего лишь в двух случаях:

Следующее слово у нас уже начинается на предлог -ב. Насчёт шва мы в данном случае не уверены, так как если артикля нет, то там будет как раз шва, а если есть - то патах. Но поскольку это всё равно предлог -ב, начинающийся на губную букву, то нам без разницы.

Исчезновение дагеша

Остаётся заметить, что в -ב должен исчезнуть дагеш. Почему? А потому, что это уже не начало слова. В начале слова, как мы уже говорили, дагеш обязателен. А в середине слова есть целый набор правил, позволяющий определить, нужен дагеш или нет. Однако случай с шуруком в начале слова столь нетипичен, что не поддаётся никаким правилам, поэтому мы пока в них углубляться не будем, а просто усвоим, что в таких случаях дагеш не положен.

Далее, шва в начале слова в предлогах читается как “э”, но после добавления союза это уже не начало слова. Следовательно, произношение будет либо [увараглайим], либо [увраглайим] в зависимости от артикля. В песне явно слышится [увараглайим], причём слог [у] у них как-то проглатывается, чтобы не сбивал ритм.

Продолжаем:

לה לה לה…

С вашего позволения, я это даже не буду пытаться переводить. Дальше:

אחת, שתיים, שלוש.

А вот это я могу прочитать и перевести, даже не заглядывая в словарь: [ахат], [штайим], [шалош]. В список правил расстановки ударения пора добавить ещё один пункт:

С этого момента не будем указывать в таких словах ударение даже в транскрипции.

Ну а переводятся эти три слова очень просто: “раз”, “два”, “три”. Строго говоря, это женский род количественных числительных, то есть “одна”, “две”, “три”, причём нужно понимать, что в иврите гораздо больше числительных меняются по роду, а не только один-два, как в русском. Также почему-то для абстрактного счёта принято использовать именно женский род. Мужской используется только для подсчёта объектов мужского рода, да и то не всегда.

Далее:

יום-הולדת, יום-הולדת,

יום-הולדת הנה בא

Ну, יום-הולדת мы уже перевели. Кстати, через дефис частенько пишется смихут, похоже это как раз наш случай. Но это не обязательно, написание יום הולדת ничем не хуже. Слово

הִנֵה

по словарю значит “вот”. Ну вот так вот.

בָּא

значит “приходить”, причём нам повезло - это словарная форма, а значит, третье лицо единственного числа. “День рожденья вот пришёл”? Похоже.

Выпадение второй буквы ו в корне

Но что это за странная такая форма из двух букв - בא? Корень-то должен быть как минимум из трёх. О, я нашёл словарь, где можно посмотреть корень слова! Согласно нему, корень тут ב-ו-א. А Morfix говорит, что это должен быть биньян пааль. Тогда словарная форма должна быть

בָּוַא

Куда-то делся вав с патахом. Опять запахло керосином гизрой. Ну точно. Оказывается, в нескольких биньянах (в том числе в паале) вторая буква выпадает, если это ו, י или если вторая и третья буква совпадает. Причём там обещают кучу исключений, но тут нам повезло - слово בא вполне соответствует изменённой модели биньяна пааль для второй буквы ו. Запомним: если нам ещё будут попадаться слова вида “буква-камац-буква”, подозрение на пааль с этой гизрой, причём это может быть либо прошедшее время, либо причастие - в этой гизре они выглядят одинаково.

Поехали дальше:

ואני שמחה רוקדת

Ну вот, начинают слова узнаваться. ואני - это, вероятно, союз -ו и местоимение “я”.

Выпадение камаца и патаха гнува при присоединении окончаний

שמחה - это “радость”? Но почему оно тут звучит как [смеха], а не [симха]? Наверное, это какая-нибудь другая форма, например, “радостный”. Слово “радостный” в словаре обозначено так:

שָׂמֵחַ

Не забываем, что патах перед ח - патах гнува, а следовательно читается перед ח и вдобавок безударен.

Хорошо, допустим что мы нашли нужное нам слово. Тогда возникает три вопроса:

  1. Откуда взялась буква ה в конце?
  2. Куда делся камац в начале? Звучит-то явно [смеха].
  3. Что случилось с патахом гнува?

Казалось бы, столько изменений, что должны бы уже возникнуть сомнения, а то ли это слово? Но, во-первых, словарь не находит ничего более правдоподобного, а во-вторых, буква ה подозрительно похожа на окончание женского рода. Это тем подозрительней, что следующее слово оканчивается на другое типичное окончание женского рода - ת. Попробуем присобачить окончание ה к слову שמח. Погодите, но к этому окончанию же должен прилагаться камац! Кто победит в конфликте камаца от окончания и патаха от исходного слова? Побеждает камац, потому что патах гнува может быть только в конце слова - при присоединении окончаний он просто отбрасывается. Таким образом мы нашли ответ на третий вопрос, остался второй - почему у нас не получилось [самеха]?

Вспоминаем про такое явление, как выпадение огласовок. Лезем в наш справочник по грамматике и узнаём, что при смещении ударения выпадает камац, если он оказывается на расстоянии двух слогов от ударения. А это как раз наш случай. Поэтому получается

שְׂמֵחָה

Забавно то, что цере должно выпадать на расстоянии в один слог от ударения - а это тоже наш случай, но тут есть правило: за один раз выпадает только одна огласовка, причём та, что находится дальше от ударного слога. Поэтому [смеха], а не [самха].

Причастие биньяна пааль

Переходим к слову רוקדת. Как-то оно смахивает на ריקודים - уж не однокоренное ли слово? Ну точно, по словарю - это причастие настоящего времени единственного числа женского рода. Кстати, модель эта нам уже знакома. Помните слово עובד? Тут ровно та же модель, только с окончанием женского рода ת-. Запомним сначала словарную модель:

רוֹקֵד

При присоединении окончания ת- происходит интересная метаморфоза с огласовками:

רוֹקֶדֶת

Откуда-то взялся сеголь перед окончанием - но это ладно, должно же там было что-то взяться. А вот то, что цере тоже превратилось в сеголь - это ещё интересней. В результате получилось типичное квазисеголатное слово. Логику этой метаморфозы вы можете постичь в учебнике “Иврит через мозг” (праформа, первородный гласный и всё такое), а мы пока сделаем небольшое отступление.

Мы уже знаем, что в иврите, как пишется, так и слышится - за исключением возможных разночтений некоторых огласовок ну и, конечно же, неогласованного письма. Так вот, у полного холама никаких разночтений быть не может, поэтому слово רוקדת читается исключительно как [рокедет] и никак иначе. А вот совсем другое слово:

רַכֶּבֶת

Оно тоже квазисеголатное и читается как [ракевет]. Это слово означает “поезд”. На слух можно перепутать с רוקדת, хотя оно отличается аж двумя буквами корня. Но כ с дагешем от ק отличить на слух невозможно, поэтому остаётся одно отличие - ד и ב. Конечно, этого уже достаточно, чтобы произношение не было совсем уж одинаковым, но если вы будете ещё и отличать [о] от [а], то шанс перепутать эти слова будет ещё меньше. К слову, в иврите тьма-тьмущая похожих слов, и с этим необходимо мириться. Ну а что вы хотите, если в корне всего три буквы, и моделей не очень много? Зато нам с вами запоминать меньше.

Таким образом мы приходим к дословному переводу: “и радостная я танцую”. Продолжаем:

כי גדלתי בשנה

Слово

כִּי - потому что, когда, если, что

- одно из тех простых слов, что однозначно не переводятся. “Потому что” пока кажется наиболее подходящим вариантом. Слово גדלתי по словарю - единственное число первого лица любого рода прошедшего времени глагола

גָדַל - расти, увеличиваться

То есть “росла”? А может “выросла”? В иврите, кстати, нет совершенного и несовершенного вида, и данный пример наглядно демонстрирует, что не так уж они и необходимы.

Единственное число первого лица прошедшего времени пааля

А что это за биньян и форма? Выглядит как классический пааль. Как же перейти от словарной форме к единственному числу первого лица? Оказывается, с помощью безударного окончания -ти (тав + полный хирик). Что ж, по неогласованному письму похоже, что это оно и есть:

גָדַלְתִי [гада́льти]

Осталось слово בשנה. Опять выделяется предлог -ב, а слово שנה я уже откуда-то знаю, оно означает “год”. А, вспомнил, откуда я его знаю - “бат шнот альпайим” из “ha-Тиквы”. Только там оно во множественном числе, да ещё и нисмахе. Кстати, о множественном числе. Это характерный пример слова женского рода, которое во множественном числе имеет окончание -им. Правда, в нисмахе оно “исправляется” и обзаводится типичным для женского рода -от:

-שָנָה - שָנִים - שְנוֹת

Как же перевести это слово с предлогом -ב? В данном контексте, пожалуй, получится “выросла на год”, хотя дословно скорее “выросла годом”. Впрочем, “выросла на год” тоже как-то не совсем по-русски. Но как Шерлок Холмс у Адиля Талышханова выучился переводить, не читая, так и мы будем учиться читать, не переводя - это важно при изучении иностранного языка, так как в разных языках за словами стоят разные понятия, и надо сначала научиться их понимать, а уж затем искать ближайшее соответствие в родном языке с целью литературного перевода.

Переходим к следующей строчке:

הופ הופ טרללה

С вашего позволения, я это “хоп, хоп, тра-ля-ля” переводить не буду, договорились? Хотя любопытно, что это именно “хоп”, а не “хоф”, поэтому пей не софит. Дальше идут повторяющиеся строки, вот до этого момента:

היום יום הולדת

Собственно, и тут нам почти всё знакомо, единственная новость - יום с артиклем, оказывается, означает “сегодня”. Впрочем, ничего удивительного, если подумать, и у нас “сего-дня” это “сей день”, а не какой-нибудь, да и в английском “today” подозрительно похоже на “the day”. Итак, перевод этой строки: “сегодня день рожденья”. Далее:

לאביב

Вроде мы знаем, что אביב - это “весна”, а -ל - предлог, указывающий направление. Но что-то не срастается. “К весне”? Вот так вот, чем короче фраза, тем тяжелее её перевести. Наверное, здесь весна имеется в виду в каком-то переносном смысле, может расцвет жизненных сил или что-то в таком духе. А может песня о дне рождения весны? Какую только хрень люди не придумают. Давайте условимся, что “Авив” - это имя того зайца ушастого и переводить это слово не будем.

חג לו שמח

Какие слова - и короткие, и не знакомые. Слово [хаг] через патах означает “праздник”, а через “камац” - “чертить круг, описывать круг, кружиться”. Вообще “кружиться” тоже в тему, но пока остановимся на “празднике”.

לו не следует путать с לא - читается одинаково, но имот криа просто так вот в одном слове никто менять не будет. Поэтому לו больше всего на свете похож на предлог ל с местоименным окончанием мужского рода единственного числа третьего лица, то есть “ему”. Наличие мужского рода вполне согласуется с родом слова “Авив”, во всяком случае в значении “весна” оно именно мужского рода..

שמח тут звучит как [самеах], поэтому, может быть, это то самое “радостный”? “Праздник ему радостный”? А можно ли так вот переводить дословно? И кому “ему”? Авиву, вестимо.

וזר לו פורח

ו похоже на союз “и”.

זֵר - букет, венок

Слово פורח по словарю - это причастие глагола

פָּרַח - цвести, расцветать, процветать, а также летать, порхать. Кстати, русское слово “порхать” уж не родственное ли?

Гортанная в конце слова

Слово פרח - это снова уже знакомый нам биньян пааль. Причастие его по модели должно быть

פּוֹרֵח

как в слове עובד. Но тут срабатывает гизра, согласно которой перед тремя гортанными буквами в конце слова - ח, ה и ע обязательно должно быть [а]. Выхода два - либо существующая огласовка заменяется на патах, либо появляется патах гнува под гортанной. Чёткого правила на этот случай нет и даже допускаются разные варианты в некоторых случаях. Но в данном случае чётко слышится [порэ́ах], а значит это патах гнува:

פּוֹרֵחַ

Кстати, так легче всего запомнить, с какими именно буквами работает эта гизра - это те же буквы, с которыми вообще бывает патах гнува.

Итого неуверенный перевод текущей строчки выходит такой: “и букет ему цветущий”. Попробуем собрать всё воедино.

Перевод

День рожденья, день рожденья,

Радость детям.

День рожденья, день рожденья,

Давайте пойдём танцевать.

Ручками похлопали

И ножками потопали.

Ля ля ля...

Раз, два, три.

Ля ля ля...

Раз, два, три.

День рожденья, день рожденья,

День рожденья вот пришёл.

И я радостно танцую

Ведь повзрослела на год.

Хоп, хоп, тра-ля-ля

Повзрослела на год.

Хоп, хоп, тра-ля-ля

Повзрослела на год.

Сегодня день рожденья,

Сегодня день рожденья,

Сегодня день рожденья

Авива.

Сегодня день рожденья,

Сегодня день рожденья,

Сегодня день рожденья

Авива.

Праздник ему весёлый,

И букет ему цветущий,

Сегодня день рожденья Авива.

Йом-hуледет, йом-hуледет,

ha-симха ла-йеладим.

Йом-hуледет, йом-hуледет,

hава нэцэ бе-рикудим.

Ба-йадайим hах hах hах

У-ва-раглайим тах тах тах.

Ля ля ля...

Ахат, штайим, шалош.

Ля ля ля...

Ахат, штайим, шалош.

Йом-hуледет, йом-hуледет,

Йом-hуледет hинэ ба.

Ве-ани смеха рокедет

Ки гада́льти бе-шана.

Хоп, хоп, тра-ля-ля

Гада́льти бе-шана.

Хоп, хоп, тра-ля-ля

Гада́льти бе-шана.

hа-йом йом hуледет,

hа-йом йом hуледет,

hа-йом йом hуледет,

Ле-авив.

hа-йом йом hуледет,

hа-йом йом hуледет,

hа-йом йом hуледет,

Ле-авив.

Хаг ло самеах,

Ве-зер ло порэах

hа-йом йом hуледет ле-авив.

יום-הולדת, יום-הולדת,

השמחה לילדים.

יום-הולדת, יום-הולדת,

הבה נצא בריקודים.

בידיים הך הך הך

וברגליים תך תך תך.

לה לה לה…

אחת, שתיים שלוש.

לה לה לה…

אחת, שתיים שלוש.

יום-הולדת, יום-הולדת,

יום-הולדת הנה בא

ואני שמחה רוקדת

כי גדלתי בשנה.

הופ הופ טרללה

גדלתי בשנה.

הופ הופ טרללה

גדלתי בשנה.

היום יום הולדת,

היום יום הולדת,

היום יום הולדת,

לאביב.

היום יום הולדת,

היום יום הולדת,

היום יום הולדת,

לאביב.

חג לו שמח

וזר לו פורח

היום יום הולדת לאביב.


Заключение

Уф. Не уверен в правильности получившегося перевода, но то, что я вообще оказался в состоянии что-то переводить, а главное - разбираться с формами слов, уже радует. Пожалуй, на этом сей трактат следует пока завершить. Ведь теперь можно набираться опыта из “окружающего иврита” в Интернете, и потихоньку осваивать иврит уже через мозг, а не через пень-колоду.

Чего я здесь не коснулся вовсе: