Колесников О.Н

студент ХГИИК

факультет СКИИД

группа 335

 

 

КОНКУРСНАЯ РАБОТА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ФЕСТИВАЛЯ

«СТУДЕНЧЕСКАЯ ВЕСНА - 2007»

Улица Мандельштама: от мечты поэта до реальности

 

 

 

 

ДЕВИЗ: Не мучнистой бабочкою белой

В землю я заемный прах верну -

Я хочу, чтоб мыслящее тело

Превратилось в улицу, в страну...

Осип Мандельштам

 

 

 

 

 

 

Хабаровск

2007

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оглавление

 

Введение.......................................................................................3

Глава 1. Из истории Хабаровской пересыльной тюрьмы............................6

Глава 2. О.Э.Мандельштам него поэтическое завещание............................И

Заключение....................................................................................14

Список литературы...........................................................................17

Приложения.............................................................................18-20

№ 1 Таблица количества заключенных на пересылке в 1935-38 гг...............18

№ 2 Стихи Осипа Мандельштама.....................................................19, 20

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение

Мы живем в уникальное для России время, время свободы и обладания правами, по-настоящему гарантированными нам Конституцией. О таких временах мечтали узники сталинских гулагов, диссиденты хрущевских и брежневских времен, узники совести и борцы за свободу в нашей стране.

Но, как известно, свобода - приобретение хрупкое, нуждается в защите. Тем актуальнее звучит сегодня тема политических преследований в Советском Союзе. В нынешнее благоприятное время необходимо прилагать усилия к укреплению институтов гражданского общества в современной России, делать все от нас зависящее, чтобы трагедии, подобные сталинским репрессиям, больше никогда не повторились в нашей истории. Для достижения поставленной цели нужно продолжать изучение истории политических репрессий и репрессивных институций в нашей стране.

Необходимость изучения советской тюремно-лагерной системы вряд ли нуждается в обосновании. Может быть, именно здесь в наибольшей степени выявляются механизмы тоталитарного режима, модельные для нашей истории прошлого века. Устройство и функционирование специализированных карательных институций в какой-то мере открывают нам и механику самого террора, его установки и последствия.

Изучение советских лагерей имеет длительную историографическую традицию, анализ которой невозможно привести в формате студенческой исследовательской работы. В многочисленных научных, политологических и художественно-публицистических трудах с разных позиций и на основе разных источников описывались общие тенденции пенитенциарной политики СССР, ее обобщенные количественные показатели, дебатировались вопросы о месте лагерной экономики в развитии советской политико-экономической системы[1]

Огромное число статей и мемуаров описывает конкретные лагерные сюжеты и

судьбы заключенных[2]. В последнее время появились серьезные работы, посвященные институциональным и региональным аспектам проблемы[3]. Именно к региональной составляющей мы обращаемся в нашей работе.

Исторически сложилось, что здание Хабаровского государственного института искусств и культуры находится рядом с местом располагавшейся здесь в 1935-1955 гг.[4] пересыльной тюрьмы. Хабаровская пересыльная тюрьма в названные годы служила опорным пунктом для перераспределения заключенных (в том числе и политрепрессированных) в многочисленные лагерные пункты Дальнего Востока.

Для увековечения памяти невинно репрессированных в 1996 году обществом «Мемориал» перед фасадом Института культуры поставлен Памятный знак по проекту художника Р. Орлова с надписью о нахождении здесь пересыльной тюрьмы. Автор исследования считает, что существующее положение с увековечением памяти невинно репрессированных в этом районе не отвечает масштабу и значимости находившегося здесь объекта.

Хабаровск - особый город на географической и исторической карте страны. Его называют еще воротами Дальнего Востока. Через наш город прошли все до единого этапы политзаключенных в северо-восточные лагеря: в Магадан, на Колыму и в другие многочисленные лагерные пункты нашего региона. В этих этапах наряду с простыми гражданами, ложно обвиненными в нелепых и страшных преступлениях, шли на муки и смерть артисты, писатели, ученые и многие другие выдающиеся представители «золотого фонда» нации.

Вместе с ними совершил здесь свой крестный путь выдающийся поэт и прозаик Осип Эмильевич Мандельштам. 27 декабря 1938 года во Владивостоке, в пересыльном лагере, находившемся в районе Второй Речки, умер этот замечательный поэт, не выдержав этапа.

Во Владивостоке в 1999 году ему поставлен памятник. 11 февраля 2007 г. Мэр Москвы Юрий Лужков утвердил проект памятника Мандельштаму, который планируется возвести в ближайшем будущем в одном из московских скверов, где бывал Мандельштам. В Хабаровске, который стал предпоследней вехой на пути угасающей жизни репрессированного поэта, памяти о нем не сохраняется: ни в виде памятника или мемориальной таблички, ни улицы, названной в его честь. Между тем, Осип Мандельштам олицетворяет собой целое поколение узников сталинского режима, которые силой литературного слова и другими методами сопротивлялись несвободе.

Автор данной работы опубликовал следующую общественную инициативу: в память о замечательном поэте Осипе Мандельштаме и обо всех политрепрессированных, прошедших этапами через наш город, переименовать одну из улиц в его честь. Лучше, если это будет улица недалеко от исторического месторасположения бывшей пересыльной тюрьмы.[5]

Цель нашего исследования состоит в научном обосновании приведенного проекта (общественной инициативы). Она будет решена посредством двух задач: рассмотрением отдельных аспектов истории Хабаровской пересыльной тюрьмы для подтверждения ее значимости, а также анализом некоторых моментов творчества О. Мандельштама, чтобы выявить причины наименования улицы его именем.

Таким образом, данное исследование охватывает две проблемы: творчество поэта Мандельштама и историю Хабаровской пересыльной тюрьмы. Предмет исследования: увековечение памяти репрессированных (предмет лежит на пересечении двух проблем исследования).

 

Из истории Хабаровской пересыльной тюрьмы

В результате исследования архивных документов, мемуарной литературы и опроса живых свидетелей автору удалось собрать следующие сведения о пересыльной тюрьме, существовавшей в Хабаровске в 1930-50-е гг.

Отдельный пересыльный лагерный пункт НКВД (он же Транзитно-пересыльная тюрьма №5 УИТК МВД, а с 1955г. - ИТК №14) располагался в районе поселка Кругосветка. Другие ориентиры расположения пересылки, встречающиеся в архивных документах: Первый городок, 2-й км за чертой города - Пригородная, Комитетская улицы и Раздельный переулок, дом 5/2.

В паспорте пересылки приводятся следующие данные (на 1955г.): тюремный забор был деревянный, высотой 4 м, общая длинна периметра ограды - 614 пог. метров. По периметру 6 деревянных вышек, сами они и входы на них оборудованы с внешней стороны забора. Запретные и предупредительные зоны оборудованы с внутренней и наружной стороны. Общая площадь территории

тюрьмы - 3105 м , из них площадь режимного двора - 2130 м , а хоздвора - 975 м2. Ворота деревянные одинарные, въезд на пересылку через две привратки (будки), в режимный двор попадали через хоздвор.

Для содержания заключенных в тюрьме были предусмотрены 3 основных тюремных корпуса - деревянные рубленные одноэтажные бараки. Отопление печное, топка печей производилась из коридоров, водопровода и канализации не было. Для прогулок заключенных было оборудовано 6 закрытых деревянных прогулочных дворов по 25 м2 каждый. Помещение для дежурного по пересыльному пункту было совмещено с контрольно-пропускной вахтой. Здесь же находилась и комната для свиданий на 1-2 места[6].

Самое раннее упоминание о пересылке было найдено в Дислокации

Дальлага НКВД за январь 1935 г.[7] Объект, обозначенный в документе грифом «Комитетская», включал в себя пересыльный пункт и строительство-125 (Особое строительство №125 - зерноскладов, мельниц и других подсобных сооружений по Дальневосточному краю по линии Хлебстроя. Строительство началось в октябре 1933г. сразу в семи пунктах Дальнего Востока: в Хабаровске, Комсомольске, Софийске, Николаевске, Бочкарево, Уссурийске и Владивостоке. В Хабаровске планировалось построить 63 объекта - по данным М. Кузьминой)[8].

По сведениям ныне живущего свидетеля Бородина Григория Мартемьяновича (1918 г.р.), заключенных пригнали в это место в 1933 году для строительства складских городков Государственного комитета резервов, который заготавливал хлеб и продовольствие на случай войны или стихийных бедствий (отсюда и название одной из первых улиц в этом районе -Комитетская). Всего было построено четыре таких городка. Два из них сохранились, находятся они за зданием института культуры вверх по 3-му Путевому переулку.

На том месте, где сейчас находится автостоянка возле автобусной остановки «Институт культуры», в то время был большой лагерный гараж - там было примерно 15 грузовиков с открытыми бортами для перевозки заключенных. Дальше вниз по нынешней улице Кубяка была большая хозяйственная зона: лесопилка, конюшни, своя электростанция, хлебопекарня, мастерские. Еще дальше за рабочей зоной, (ближе к Амурской протоке) находился сам лагерь - режимная зона. В 1933-34 гг. это был рабочий лагерь. Пересыльным его сделали только в 1935 году.[9]

В 1955 г., лагерь снова перестал быть пересылкой, и был превращен в исправительно-трудовую колонию № 14 для обычного уголовного элемента (см. ссылку6).

Этапы шли в основном с запада на Магадан через Владивосток и

Находку, а с 1947 г - через Ванино.[10] К сожалению, до сих пор не исследовано: какое общее количество политзаключенных прошло через Хабаровскую пересылку. В приложении дана небольшая таблица из Дислокаций Дальлага за 1935-38 гг. Содержащиеся в ней данные показывают, сколько заключенных пребывало на пересылке в данный день данного года

Хабаровская пересылка была сравнительно небольшой. Например, Ванинская пересылка сосредотачивала более 10000 чел.[11] одновременно, а Хабаровская - чуть более тысячи (например, наибольшее количество заключенных на Пересылке зафиксировано в Дислокациях Дальлага на 15.07.37 - 1376 чел.) Но при этом нельзя не учитывать частоту этапов, скорость обновления лагерного населения пересылки как важные факторы для оценки.

Других пересылок в Хабаровске не было; был небольшой пересыльный пункт на пристани Покровка возле Хабаровска, рассчитанный чуть более, чем на 200 чел. В Хабаровске был большой лагерный пункт на Казачьей горе (Комендантское управление - около одной-двух тысяч человек постоянного населения заключенных), командировка на Судоверфи (чуть более 200 чел.), подсобное хозяйство и кирпичный завод на Красной речке (менее чем по 200 чел.). Все они вместе с Пересылкой входили в 3-е отделение Дальлага.

На двух лесных командировках, принадлежавших Перпункту, - Гедике и Вяземская, - заготавливались дрова и пиломатериал.

Заключенные выходили на работы вне зоны, индивидуально и бригадно, безконвойно (по пропускам) и под конвоем. Основными работами были погрузочно-разгрузочные и строительство.[12]

У пересылки был почтовый адрес (абонентский ящик). Получение

заключенными писем, посылок и денежных переводов отмечено в приказе по

Перпункту за № 46 от 19.03.41 (См. примечание 12).

Комната свиданий находилась при вахте (для личных свиданий - на одно,

для общих - на два места) без разделяющей решетки; в этом же помещении находилась комната приема передач. На табличке перед Центральной вахтой (на фотографии 1955 г.) написано: «Прием продуктовых и вещевых передач производится с 10°° до 17°° в неограниченном количестве. Свидания разрешаются по воскресеньям днем 10°° до 17°°. Для приезжих разрешаются свидания в любой день недели».[13]

Как свидетельствует Г.Г. Кузьмин в своей документальной повести «Враженята», в 1941 г. на Хабаровской пересылке свиданий с родственниками не давали. Георгий Григорьевич также рассказывает в своей книге, как выводили с пересылки этапы. Рано утром к воротам приходили родственники заключенных. Ворота открывались, и заключенные шли в окружении вооруженных конвоиров. Родные узнавали своих издалека. Конвоиры не пускали родственников к заключенным. В общем шуме и сумятице невозможно было расслышать родного голоса. Заключенных вели к вагонам и грузили в них. Родственники прощались с ними, как будто хоронили. Иногда заключенным удавалось выбросить записку из окна тюремного вагона. Добрые люди поднимали такие записки и передавали или пересылали их родственникам.[14]

Вот еще несколько свидетельств об известных людях, побывавших на Хабаровской пересылке. Рассказывает дочь академика Королева Наталья Сергеевна: «В декабре 1939 года, благодаря усиленным ходатайствам родных и близких, Королева этапировали назад с Колымы, с золотоносных приисков лагеря Мальдяк, сильно больного цингой.

Добравшись до пересыльной тюрьмы Хабаровска, Сергей Павлович уже

настолько ослаб, что тюремный начальник (в это даже трудно поверить) поздним вечером выпустил его одного и без охраны к местному доктору. Врач перевязала отцу уже начавшие гнить от недостатка витаминов ноги, а позднее добилась того, чтобы этап обеспечили свеклой, морковью и квашеной капустой. Королев на всю жизнь запомнил фамилию этого доктора: Днепровская, но так и не смог отыскать ее после освобождения».[15]

Знаменитый трубач Эдди Рознер рассказывал своей жене Антонине Грачевой, как по прибытии на Хабаровскую пересылку в 1946 году уголовники сняли с него всю хорошую одежду и забрали трубу. Затем его привели к вору в законе, в то время главному на пересылке. Тот попросил Рознера сыграть на трубе «Очи черные» и другие любимые всеми песни. По мере того, как Рознер отыгрывал песни, ему возвращали его одежду.[16]

Известный воронежский поэт Анатолий Жигулин вспоминает о своем прибытии на Хабаровскую пересылку из Магадана в декабре 1953 г. Он был осужден за участие в антисталинской коммунистической молодежной организации. В Хабаровск он прибыл этапом на самолете, а впереди ему предстоял еще долгий путь к освобождению и последующей реабилитации.[17]

Суммируя факты, цифры и воспоминания, относящиеся к Хабаровской пересыльной тюрьме, мы можем дать некоторые оценки. Итак, очевидно, что пересылка в Хабаровске была значительным объектом в системе перераспределения политзаключенных в лагерные пункты ГУЛАГа на Дальнем Востоке России. Просуществовала она здесь более двадцати лет и через нее прошли большие потоки репрессированных. Такая оценка дает основание для развития мемориального комплекса на историческом месте бывшей Хабаровской пересыльной тюрьмы.

 

О.Э. Мандельштам и его поэтическое завещание

 

Будущий поэт родился 15 января 1891 года в петербургской купеческой семье. Окончив Тенишевское училище, он много времени проводит за границей, посещает Францию, Италию, но возвращается в Россию и не покидает страну даже после революции.

Мандельштам принимает идеалы пролетарской революции после ее свершения, хотя впоследствии отвергает власть, которая их фальсифицировала. Поэт глубоко сопереживает своему народу в постигших его страданиях, пророчески предчувствует масштабы будущей катастрофы.

В 1930 году он пишет «Четвертую прозу», в которой обличает новый режим, а в 1933 - стихотворную «эпиграмму» против Сталина «Мы живем, под собою не чуя страны».

От природы внутренне боязливый, на этот раз поэт не стал молчать. Он одним из первых в нашей стране публично выступил против культа личности и

авантюрной политики «кремлевского горца». Его стихотворение мгновенно разошлось сотнями рукописных экземпляров. Люди среагировали на правду. Как это не раз уже бывало в истории, народ сочувствовал тому, кто, как будто не страшась мести всевластного правителя, говорил обо всем открыто и смело (не отсюда ли берет свое начало мученичество за правду и веру?).

В мае 1934 года Мандельштам арестован и сослан в Чердынь на Северном Урале. Поэт ждал расстрела: неожиданная мягкость приговора вызвала в нем душевное смятение. После приступа душевной болезни и попытки самоубийства он был переведен в Воронеж.

Плодотворный воронежский период его творчества особенно важен для раскрытия темы нашего исследования. Стихи этого периода исполнены боли, но, как бы в противовес этому, в них есть надежда. Приведем здесь одно из стихотворений, написанное в апреле 1935 г.

Это какая улица?

Улица Мандельштама.

Что за фамилия чертова –

Как ее не вывертывай,

Криво звучит, а не прямо.

Мало в нем было линейного,

Нрава он был не лилейного,

И потому эта улица,

Или, верней, эта яма,

Так и зовется по имени

Этого Мандельштама...

Эти стихи имеют свою предысторию: Воронеж, маленький домик в переулке Швейников, где ссыльный Мандельштам снимет комнату у агронома Евгения Вдовина. Мысль написать стихи про "Улицу Мандельштама" навеяли

на него этот переулок и этот дом. Вообще Мандельштам в Воронеже в разное время жил по трем адресам, два здания уцелели. На одном из них сейчас есть

мемориальная доска.[18]

 

Если же присмотреться внимательней, то из этого явно шуточного стихотворения можно извлечь довольно глубокий смысл. Достаточно вспомнить, в какое для поэта время оно написано. В нем - вера Осипа Эмильевича в возрождение нашей страны, убежденность опального поэта в последующем торжестве справедливости и здравомыслия, когда даже улицы будут называть в его честь, памятуя о его творчестве. Об этом и другое его стихотворение, начатое ранее и дописанное в конце того же 1935 года: За гремучую доблесть грядущих веков, / За высокое племя людей, - / Я лишился и чаши на пире отцов, / И веселья, и чести своей. Видя пример страданий поэта за правду, грядущие поколения будут противодействовать всяческим посягательствам на их свободы. Поэт понимал, что страдает он не напрасно, страдает за высокое человеческое достоинство, за идею, которою его потомки сумеют воплотить в жизнь. Мы должны быть

ему за это благодарны, и достойно воздать ему можем, лишь выполнив литературное завещание поэта Мандельштама: «назвать улицу в его честь».

В мае зловещего 1937 года поэт Осип Мандельштам возвратился из воронежской ссылки. Чета Мандельштамов вернулась в Москву, несмотря на то, что проживание в столице им было запрещено. Не имея собственного угла, жили у друзей. Осип Эмильевич обращался в различные редакции с просьбой предоставить ему какую-нибудь работу. Работу не давали, отказывались также печатать его стихи. Вокруг поэта создавался вакуум, что, несомненно, сказалось на его внутреннем состоянии. Человек неуравновешенный, эмоциональный (черты характера истинного художника), он, в сущности, был большим ребенком. Гласная и негласная опала сильно подкосила его.

Последний свой год Мандельштам часто болел, был подавлен, однако работать над новыми стихами не прекращал. «У меня нет рукописей, нет записных книжек, нет архивов. У меня нет почерка, потому что я никогда не пишу. Я один в России работаю с голосу, а кругом густопсовая сволочь пишет...»

Весной 1938 года Мандельштамы неожиданно получили от Литфонда путевку в дом отдыха в Саматихе. Осип Эмильевич радовался, что о нем наконец-то вспомнили, позаботились. Теперь мы знаем, откуда явилась эта «забота».

16 марта секретарь Союза писателей Ставский написал письмо

«железному наркому» Ежову с просьбой «помочь решить вопрос о Мандельштаме». Фактически это письмо было доносом. К просьбе прилагалось «экспертное заключение» писательского функционера Павленко «о стихах О. Мандельштама»: «Я всегда считал, читая старые стихи Мандельштама, что он не поэт, а версификатор, холодный, головной составитель рифмованных

произведений. От этого чувства не могу отделаться и теперь, читая его последние стихи. Они в большинстве своем холодны, мертвы, в них нет даже

того самого главного, что, на мой взгляд, делает поэзию - нет темперамента, нет веры в свою страну. Язык стихов сложен, тёмен и пахнет Пастернаком».

Утром 2 мая 1938 года в приготовленной загодя западне - в Саматихе -Мандельштама арестовали. Его жена Надежда Яковлевна больше никогда не видела мужа. Бесследно исчезли и стихи, написанные им за последнее время... Всё лето, пока шло следствие (а как тогда велись следствия, мы теперь тоже знаем), Мандельштам находился в Бутырской тюрьме. Обвинение – «антисоветская агитация и пропаганда». Приговор – пять лет лагерей за «контрреволюционную деятельность». 9 сентября столыпинский вагон увёз осуждённого поэта Осипа Мандельштама в последний путь - туда, «где обрывается Россия над морем чёрным и глухим». Увёз из тихого бабьего лета, из поэзии, из жизни.[19]

Как кони медленно ступают,

Как мало в фонарях огня!

Чужие люди, верно, знают,

Куда везут они меня...

Скорее всего, этап поэта не останавливался на хабаровской пересылке,[20]

его поезд, совершив небольшую стоянку, миновал наш город. Но точно так же, как поэт Мандельштам стал выразителем и символом народной трагедии, так и хабаровская пересылка стала символом всех дальневосточных этапов. Ведь мы знаем, что Хабаровск в то страшное время был неизменным транзитным пунктом на пути всех политических заключенных, которых ссылали на Дальний Восток. Вот слова очевидца: «Амур открылся широкой водной гладью. И снова - лагеря, лагеря, лагеря... Свидетелем какого только людского горя не стала эта[21]

земля! Заглянет ли в эти мрачные места свет христианской любви и мира?».

Как другие гениальные поэты, Мандельштам, обладая даром предвидения, предсказал и свою судьбу, и судьбы тех многих, кого лишилась страна из-за преступной авантюрной политики «кремлевского горца». Вот эти

горькие строки: «...Шли нестройно - люди, люди, люди - Кто же будет

продолжать за них?..».

Улица Мандельштама - это одно из литературных завещаний поэта. Автор данной работы выступил с проектом: в память о замечательном поэте О. Э. Мандельштаме и обо всех политрепрессированных, прошедших через наш город, переименовать одну из улиц в его честь. Лучше, если это будет улица недалеко от исторического месторасположения бывшей пересыльной тюрьмы (например, нынешний 3-й Путевой переулок, либо новая улица в строящемся

микрорайоне «Парус»).

 

Заключение

 

Рассмотрев отдельные аспекты истории Хабаровской пересыльной тюрьмы: исторические факты, статистические данные, судьбы, связанные с пересылкой, нам удалось найти подтверждения ее значимости как одного из опорных пунктов ГУЛАГа на Дальнем Востоке, служившего для перераспределения заключенных (в том числе и невинно репрессированных) в многочисленные лагерные пункты региона. Через Хабаровскую пересылку прошло множество узников совести, среди них были очень известные, выдающиеся личности, которые и в лагерях продолжали нести свет и служить людям. (Назвать их всех поименно в рамках студенческого исследования не представлялось возможным, и мы обратили внимание только на некоторых из самых известных). Благодаря этому мы имеем право и святую обязанность расширить мемориал памяти политрепрессированым на месте бывшей пересыльной тюрьмы.

Проанализировав некоторые моменты творчества О. Мандельштама, мы выявили причины переименования одной из улиц его именем. Это, прежде всего, трагическая и знаковая судьба самого поэта, прошедшего лагерным этапом через всю страну до Владивостока, как бы неся немой укор репрессировавшей его власти. Такая судьба может символизировать многие подобные судьбы, поэтому улица его имени станет памятником всем невинно осужденным и сосланным на Север и Восток.

Назвать улицу своим именем завещал и сам поэт в своих стихах. На Руси воля покойного всегда свято выполнялась. Но в данном случае, с одной лишь разницей: Мандельштам жив для нас через свое творчество, через замечательные, пробуждающие высокие чувства стихи. (Не потому ли и теперь его память и его памятники не дают некоторым покоя?)

 

Да, я лежу в земле, губами шевеля,

И то, что я скажу заучит каждый школьник:

На Красной площади всего круглей земля...

 

Покуда на земле последний жив невольник.

 

3-й Путевой переулок, который проходит мимо Института культуры, ведет к товарному двору и к железной дороге. Когда-то он соединял территорию пересылки и складские городки, которые здесь строили заключенные, а также платформу, с которой их увозили на этапы. И кривой, и нелинейный, он как нельзя лучше подходит для того, чтобы назваться улицей Мандельштама.

.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список литературы

 

1. Аношин А. И., Гетьман А. С., Кузнецова Н. Н., История системы исполнения

наказания на Дальнем Востоке. Хабаровск: Изд. «РИОТИП» краевой

типографии, 2002. - 256 с.

2. Бородин Г.М.: Идти нам было некуда // Молодой дальневосточник № 11, 14-

21 марта 2007 г.

3. Витковский А., Путешествие заключенного № 1442 из тюрьмы в космос //

Парламентская газета № 10 (889), 12.12.2002.

4. Жигулин А.В., Черные Камни. - М: Молодая гвардия, 1989. - 212 с.

5. Кузьмин Г.Г., Враженята: Повесть и рассказы. -Хабаровск: Кн. изд-во, 1994.

-176с.

6. Кузьмина М.А., Комсомольск-на-Амуре: легенды мифы и реальность.

Комсомольск-на-Амуре: ООО ПК «Жук», 2002. - 388.

7. Мандельштам О. Э.. Стихотворения. - М.: Дет. лит., 1991. - 182 с.

8. Нерлер П.М., Пусти меня, отдай меня, Воронеж... // Известия, 25.06.2004

9. Николаев К.Б. Лагерная система и принудительный труд в Сибири и на

Дальнем Востоке в 1929-1941 гг. // Возвращение памяти: Историко-архивный

альманах. Вып. 3. Новосибирск, 1997. С. 37-67

10. Храпов И.С., Счастье потерянной жизни. - М.: Дет. лит., 1989. - 230 с.

И. Шашкина А.В., Ванинская пересылка. Советская Гавань: КГУП «Советско-

гаванской городской типографии», 2005. - 134 с.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Приложение № 1

 

 

 

 

Таблица количества заключенных на пересылке в 1935-38 гг. (по данным архива Управления федеральной службы исполнения наказаний по Хабаровскому краю, Ф-2, оп.21, арх.1. – Дислокации Дальлага НКВД)

 

 

Число, месяц, год

Кол-во чел.

Число, месяц, год

Кол-во чел.

01.01.1935

722

25.11.1936

926

01.04.1935

586

01.01.1937

470

01.06.1935

768

01.04.1937

536

01.07.1935

540

03.05.1937

474

01.09.1935

924

15.07.1937

1376

01.01.1936

581

01.10.1937

1039

01.04.1936

117

01.01.1938

110

01.07.1936

490

01.04.1938

217

 


[1] например, Гиляров Е.М., Михайличенко А.В. Становление и развитие ИТУ советского государства (1917-1925 гг.). Домодедово, 1990; Земсков В.Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект) // Социологические исследования. 1991. 6. С. 10-27; 7. С. 4-16; Детков М.Г. Содержание пенитенциарной политики Российского государства и ее реализация в системе исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы в период 1917-1930 годов. М., 1992.

[2] Имеющиеся библиографические указатели: Тарасов К.К. Тоталитарная система в СССР: История и пути

преодоления: Указатель книг и статей на рус. яз. за 1988-й - первую пол. 1992 г. М, 1992.

[3] Бацаев И.Д. Колымская гряда архипелага ГУЛАГ // Исторические аспекты Северо-Востока России: экономика,

образование, колымский ГУЛАГ: Сб. статей. Магадан, 1966. С. 29-46.

[4] Архив Управления федеральной службы исполнения наказаний по Хабаровскому краю, Ф-2, оп.21, арх.1.

Дислокации Дальлага НКВД. Ф-85, оп. 1, арх.22. Паспорт транзитно-пересыльной тюрьмы №5.

[5] «Это какая улица? - Улица Мандельштама» // Молодой дальневосточник, № 5, 2007.

[6] Все приводимые здесь сведения взяты из Паспорта транзитно-пересыльной тюрьмы № 5: Ф-85, оп.1, арх.22. за 1955 г. В современных ориентирах пересылка находилась в районе улиц Кубяка, Комитетская и Краснореченская, а на запад простиралась почти до Амурской протоки. Очевидно, в конце 40-х - начале 50-х гг. первоначальные тюремные бараки были разобраны и на их месте построены новые корпуса: № 1 (1948г.), № 2 (1950г.), № 3 (1952г.). В ранних из сохранившихся приказов по пересылке упоминаются также бараки №№ 6, 7, 8 (Приказ по ОГОШ № 27 от 28.10.1941 г.) - следовательно, первоначально их было больше трех.

[7] Ф-26, оп. 5, арх.10.

[8] Кузьмина М.А., Комсомольск-на-Амуре: легенды мифы и реальность. Комсомольск-на-Амуре: ООО ПК «Жук», 2002. - стр.262-263.

[9] Григорий Бородин: Идти нам было некуда // Молодой дальневосточник №11, 14-21 марта 2007 г.

[10] Шашкина А.В., Ванинская пересылка. Советская Гавань: КГУП «Советско-гаванской городской типографии», 2005. - 134с.

[11] там же, стр. 23.

[12] Приказы по Отдельному пересыльному лагерному пункту: Ф-85, оп. 5.

[13] Ф-85, оп. 1, арх.22. Паспорт транзитно-пересыльной тюрьмы №5, фотография вахты № 2.

[14] Кузьмин Г.Г., Враженята: Повесть и рассказы. - Хабаровск: Кн. изд-во, 1994. - стр. 44-46.

[15] Витковский А., Путешествие заключенного № 1442 из тюрьмы в космос // Парламентская газета № 10 (889), 12.12.2002.

[16] Хабаровск в «МОСКОВСКОМ КОМСОМОЛЬЦЕ», 7-14 декабря 2000 г.

[17] Жигулин А.В., Черные Камни. - М: Молодая гвардия, 1989. - с. 129.

[18] Нерлер П., Пусти меня, отдай меня, Воронеж... // Известия, 25.06.2004.

[19] Земсков А. Улица Мандельштама Газета «Арсеньевские вести» № 52 (511) от 26.12.2002 г.

[20] По данным П.М.Нерлера, эшелон проследовал от ст. Известковой до Владивостока за 5 дней: с 7 по 12 октября 1938 г. (Нерлер П.М., Поболь Н.Л. Дело Мандельштама. // Смерть и бессмертие поэта. М.: РГГУ, - 2001. С. 162-173)

[21] Храпов И.С., Счастье потерянной жизни. - М.: Дет. лит., 1989. - 230с.