Кошмар на улице яблонь

Когда- то давно, хотя, понятие это относительно, когда Понивилль появился на карте Эквестрии, когда мир только начинал узнавать о вольт-яблоках семьи Эпл, а о замечательной шестёрке никто ещё даже не догадывался,  в маленьком провинциальном и, пока, никому не нужном городишке появилась беда. Череда странных, таинственных и до тряски в копытах загадочных убийств прокатилась по глубинке, и никто не мог понять, что же происходит. Сначала это выглядело как сумасшествие единичных пони, но потом действие приобрело загадочный характер. Все убитые были выпотрошены, как говорила полиция, своими родными ночью, пока спали. Причём методы были такие, что от одного упоминания о них большинство жителей заливались холодным потом. На трупах, всех до единого, обнаруживались следы от нескольких ножей, в основном на брюхе, которые часто продолжались на передних и задних ногах: жертвы, которые могли справиться с шоком, пытались бороться за свою жизнь, но всё без толку. Следы эти шли, преимущественно, от таза до самой шеи, четыре параллельных глубоких шрама.

Первые три убийства произошли в одной семье, семье булочников: были растерзаны два пятилетних жеребёнка, а так же взрослая кобыла мать. Преступление, конечно, повесили на отца семейства, который к этому времени уже сошёл с ума, и не мог дать внятных показаний. Так и не получив ничего от, как все думали, преступника, бедолагу запихнули в психическую больницу, где начали пичкать разными таблетками и уколами. С каждым днём его состояние ухудшалась, его терзали кошмары. Спустя некоторое время кондитер начал яростно стучатся в дверь по ночам, крича и лягаясь. Из его воплей врачи поняли описание какого- то мужчины в свитере, от которого, по всей видимости, убегал пациент. Сеансы с психиатром лечебницы не приводили к успеху, спустя неделю после заключения бедный пони уже не контролировал себя, носясь в бреду по комнате, врезаясь в стены и выкрикивая лишь три слова: «Свитер! Шляпа! Когти!». Для предотвращения физического вреда, который мог нанести себе бедолага, врачи приковали его к постели. Лечащий врач прописал ему снотворное каждую ночь. И тут начались странности. Каждую ночь пациент в своих кошмарах как будто пытался выжить, спастись от какого-то неизвестного преследователя. Через два дня после назначения «пастельного режима», санитары, придя для ежедневных чистящих процедур, обнаружили небольшие раны и ссадины на передних и задних ногах  у бывшего кондитера. В дело было записано, что пациент навредил сам себе в самом начале бреда, а так же натёр себе копыта туго связывающими его жгутами. Это насторожило главу больницы, но он не предпринял особых мер по расследованию этого открытия. И зря. Спустя ещё три дня вконец сошедшего с ума пони обнаружили в луже своей крови: его живот и грудная клетка были вспороты точно так же, как у его семьи, желудка не было на месте, а кишечник болтался обмотанным на шее. Но больше всего врачей привлекла надпись на, открытой как дверь, груди. Тем же предметом было выцарапано зловещее послание: «Раз, два Фредди заберёт тебя!».

Этот инцидент не получил широкую огласку, но полиция сразу же принялась за дело. Все улики, собранные ранее при расследовании дела о «пряничной резне», указывали на главу семейства, но теперь вся связь с ним была порвана, как тонкая паутина, его смертью. Тем не менее, неизвестная чёрная вдова уже плела новые сети.

Не смотря на усиленные патрули, особенно в ночное время, в органы поступило сообщение о парне- подростке, недавно со своей подружкой переехавшего в Понивилль. В доносе указывалось на жестокое истязание девушки своим возлюбленным. Единорожка выжила, но была сильно изувечена острыми предметами. Не смотря на то, что она отрицала любое причинение вреда своим парнем, жеребца отвезли в единственное отделение полиции, где посадили в обезьянник для дальнейшего рассмотрения дела. Бедную девочку отправили в больницу. Из –за того, что она сильно брыкалась и кричала о каком- то земном пони в шляпе, ей вкололи снотворного, чтобы предотвратить лишний вред. Подъехав к больнице врачи открыли дверцы скорой помощи и пришли в самый большой ужас, который может испытать пони – девушка лежала мёртвая: на её груди крестом пересекались большие кровоточащие раны.

Сразу же было сообщено в полицию, и комиссар, который был единственным служащим в участке в это время сразу же бросился к камере предполагаемого виновного. Его мочевой пузырь непроизвольно опустошился, когда тот увидел полностью красную камеру, и мёртвого «преступника», лежащего посередине. Открыв решётку и войдя внутрь, полицейский поскользнулся на каком- то предмете. Встав на ноги он понял, что это был язык. Не в силах вынести зрелища, страж закона в забился конвульсиях, из его рта вышел пять минут назад  съеденный ужин. Придя в себя, он прочитал на спине жеребца следующие строки: «Три, четыре, закрывайте дверь в квартире!»

Несмотря на весь ужас происходящего, у полиции появилась связь между преступлениями. Было множество догадок, но одно стало известно точно: некий горе- поэт убивал пони, проживающих в домах на Улице Яблонь, и на последнем из выживших оставлял зловещие рифмы. Началось массовое расследование этого дела; не в силах справится своими силами, полиция Понивилля привлекла на помощь Службу Безопасности Эквестрии. Пегасы СБЭ взяли под контроль ход исследования, все дома на Улице Яблонь обеспечились защитой лучших агентов.

Так прошло три недели. Не было абсолютно никакого продвижения, хотя жителям говорили обратное. Не смотря на полное отсутствие фактов, убийца тоже не появлялся, что рождало мысли о его бегстве из Понивилля. Руководство СБЭ решило прекратить операцию, так как столь обширное присутствие их агентов в маленьком городишке ставило под опасность другие сферы их деятельности, не говоря о больших затратах на обеспечение операции. Но неожиданно, когда уже был отдан приказ о сворачивании мероприятия, волной страха и шёпота на кухне по городу пронеслась весть о новом убийстве. Жертвой на этот раз был престарелых единорог, живший в одиночестве в самом конце улицы. Так как у него не было других родственников, послание от неизвестного «поэта» не заставило себя ждать. На левой и правой передних ногах, как скверная новогодняя гирлянда, растянулась такая строка: «Пять, шесть, Фредди хочет всех вас съесть!»

Все: жители, полиция, СБЭ были в отчаянии. Пони могли только догадываться, до скольких будет идти эта адская считалка, а ждать массового геноцида всей улицы никто не хотел. Бедным, дрожащем в ужасе, пони не нужно было больше доказательств. Все, за исключением одного упрямого жильца съехали и своих жилищ. Их вывезли из города, предоставив жилище в окрестностях, и выставив вокруг их новых обиталищ усиленную охрану.

Того упрямого жеребца было сложно уговорить: он не шёл ни на какие компромиссы. Закупившись едой и всем необходимым, он забаррикадировал двери и заколотил окна, превратив свой дом в чудовищный аттракцион со смертельными ловушками, и стал ждать первого посетителя.

Службам удалось договориться лишь об одном: каждый день в поддень и в полночь сварливый упрямец должен был подавать сигнал дежурившим  повсюду агентам. К слову, поведение смельчака было очень кстати, так как он выступал превосходной приманкой для убийцы.

И вот, адские догонялки начались; в этой игре победители и проигравшие могли быть со всех сторон. На этот раз история развивалась намного быстрее. Спустя два дня в полдень сигнал подан не был. Это, в свою очередь, послужило отмашкой для группы захвата, которая сразу же ворвалась в дом. Так как обилие ловушек и тайных орудий смерти, предназначенных для «поимки» преступника просто зашкаливала, нарушение плана отряда не заставило себя ждать: первому же пони, ступившему на порог дома, отрубило ногу огромным медвежьим капканом. Воющего от боли, его отнесли в небольшой медицинский центр, развёрнутый в соседнем доме. Осталось девять бойцов. Несмотря на их подготовленность, они не могли и представить, какие чудеса убийства изобрёл бывший военный. Двое парней упали в скрытый подвал на кухне, нанизавшись на острые шипы внизу. Одному отрезало голову огромным ножом, когда тот задел тоненькую нить, поднимаясь на второй этаж. Спустив механизм, он кубарем скатился вниз. Следующим был командир: на него свалилась шипованая люстра после того, как задев привинченные к лестнице ножи, его подчинённый упал на первый этаж и перебил и так подпиленную верёвку, держащую древний и массивный источник света. Тот приземлился прямо на голову командующего. Инициатор этой цепочки сильно пострадал и пополз к выходу. Решив продолжить смертоносное продвижение, троица последних двинулась к двери, которая была угрожающе приоткрыта. Направившись туда, один из спецназовцев угодил в скрытую петлю на полу, которая подвесила его под потолком. Попытка его снять не увенчалась успехом: механизм, вмонтированный в потолок протащил брыкающегося жеребца по потолку к окну; шмякнувшись головой о подоконник и сломав шею, боец СВЭ повис замертво на злосчастной петле, будто флаг отчаяния и боли, на обозрении всей улицы. Не смотря на то, все подходы к дому были перекрыты, вокруг оцепления собралось много зевак, узнавших о возможной поимке ненавидимого всеми ими таинственного рифмоплёта. Увидев вылетевшего из окна пони, большинство бросилась врассыпную, давая и лягая друг- друга. Ситуация вышла из под контроля. Оставшись вдвоём, нервно переглянувшись и сглотнув ком в горле, оставшиеся две на дрожащих ногах двинулись в цели, держа оружие наготове. Войдя в комнату они, наконец, узрели виновного: это был страшно изуродованный пони с обгоревшей кожей и злыми глазами. Его улыбка пугающе хорошо дополнялась надвинутой на лоб чёрный домотканой шляпой; чёрный в красную полоску свитер, как холст художника, приютил на себе множество кровавых пятен. Он склонился над бездыханных телом, увлечённо водя в нём ножами, прикреплёнными к перчатке на правой руке. Он был как маленький жеребёнок, радостно возящийся в песочнице. Не долго думая, бойцы открыли огонь, всадив в преступника все обоймы, а потом, перезарядив оружие, ещё по одной. Когда дым от выстрелов рассеялся, на месте убийства предстали обзору лишь множество дыр от пуль и мёртвое тело упрямого пони. Приблизившись к нему, выжившие жеребцы замерли; на лбу у жертвы косым почерком было выведено: «Семь, восемь, вы не спите…»

 

 

-ОЧЕНЬ ПРОСИМ!!!!!!!!!! – Рэйнбоу Дэш, набрав в грудь побольше воздуха со всей силы крикнула окончание строчки, резко выскочив из- за лежащего бревна и обхватив сидящих на нём Рэрити и Эплджек. И без того напуганные историей, их младшие сёстры с визгом начали бегать по кругу, а маленькая Скуталу, хоть и пытавшаяся из всех сил показывать свою непоколебимость и крутость, свалилась под импровизированную скамейку, катаясь в истерике по земле. –И никтоооо большее не видееееел этого понииии!!!Говорят, он до сих пор бродит где- то в ЭТОМ лесу, ожидая, когда же подвернётся НОВАЯ ДОБЫЧА, УХАХАХАХАХАХАХАХА!!!.

От этого все кобылы, и старшие и младшие сбились в кучу, обхватив друг- друга .

-Дэши…это..что-то слишком это… - Эплджек не могла перевести дух от услышанного.

-Да дорогая, Слушать такое вредно для кожи, могут появится морщины!

-Хаха, тебя походу больше пугает именно это, да, Рэрити? – Дэши не выходила из куража. Ей явно понравилась реакция слушателей.

-Это какие же сны нам сегодня будут сниться? – пробубнила Эплблум.

-А ты знаешь, малышка, что Фрэдди убивал своих жертв, приходя к ним именно во сне??- Рэйнбой Дэш вплотную приблизила свою мордочку к маленькой кобылке и прищурила глаза.

-Ой да ладно тебе, эти ребята укокошили поддонка! Тем более, он же был в комнате.

-Нет, он исчез! Испарился, уйдя в свою котельную ждать новых…

-Так он во сне живёт или в котельной – Свитибэл немного отошла от истории и решила присоединиться в Эплджек в словестной атаке на Дэш.

-Ну..я не знаю..ведь никто не видел его больше. Ооон ведь поджиидаеет…

-Ладно, сахарок, думаю, на сегодня достаточно! У меня копыта сейчас отвалятся! Пойду храпеть.

-Да, Рэйнбоу Дэш, ты рассказывала слишком долго, я не хочу, чтобы у меня  с утра появились мешки под глазами!

-Но..я не…

-И мы устали. – протянули меткоискатели одним жалобным голоском.

-Ну..ну ладно… -Рэйбоу подлетела чуть- чуть и, скрестив руки на груди двинулась в пещеру. – Эй, Скут, кто последний в палатку, тот – вонючий алмазный пёс!

 Ей не нужно было говорить дважды, и через пару секунд у входа в палатку образовалась непонятная куча из крыльев, копыт и грив. –Я первая! Нет, я! Я я я! Я старше! А я..я.. Хехе! – Рэйнбоу Дэш воспользовалась задержкой Скуталу и легонько толкнула её в стороны, забравшись в их временное жилище. – Ну что, Скут, найдёшь мне с утра парочку алмазов? – Кобылка отряхнулась и всё- равно радостно прыгнула на свою «старшую сестру», начав небольшую шуточную драку. Спустя две минуты обе лежали, закинув копыто друг на друга, издавая протяжные храпящие звуки.

Остальные «парочки» тоже разбрелись по своим местам, улыбаясь от игр спутниц, и скоро в лагере наступил долгожданный сон.

Сон, которого так ждали…