Märchen.

Sound Horizon.

Перевод:

Японский — английский:

Defade.

Немецкий — английский:

Bayu, Tias, ClimbIcer.

Английский — русский:

Akagane Sutare, Aoki Yukari

Итак, Мерхен официально вышел в свет ^^. За те пять дней, что были даны фанатам до его выхода, мы успели многое... И многое не успели. Однако на сей раз, продолжая Идовскую традицию, я выкладываю то, что готово на данный момент. Альбом будет неоднократно дополняться и исправляться. Ха.

Отдельная благодарность П. Н. Полевому, под чьей редакцией совершался перевод на русский язык «госпожи Метелицы», которым мы бессовестно воспользовались. И, конечно, А.С.Пушкину, его интерпретация тоже сыграла нам на руку.

Фрагмент “Оды к радости” даётся в переводе И.Миримского.

В целом, с обозначениями всё так же, как в предыдущих переводах. В окончательной редакции, конечно, всё придёт к единому стандарту... (а единственное, что можно смело сказать сейчас, тёмно-синим выделяются реплики Мерхена, красным — Элизе) Но... Что есть — то есть.

Следите за обновлениями и — Удачи!

火刑の魔女
黒き女将の宿
硝子の棺で眠る姫君
生と死を別つ境界の古井戸
薔薇の塔で眠る姫君
青き伯爵の城
磔刑の聖女

1. Песнь Сумерек

Седьмая комедия продолжит повторяться...

Семь...

«Это тело сжигает...»

Шесть...

«Пламя обмана, зовущееся очищением».

Пять...

«Это сердце сжигает...»

Четыре...

«Пламя ненависти, зовущееся возмездием».

Три...

«Голод и болезнь, подозрения и убийство».
Два...

«Тёмное время, живущее в глубинах Ида».

Один...

«Начало цепной реакции подобно чёрной смерти...

Мерц, ты упал в пучины ада, но я всё равно...».

— ...Люблю тебя!

Diese Geschichte ist Fiktion.

(Эта история — выдумка)

Doch deswegen ist nicht alles an ihr erfunden.

(Впрочем, это не значит, что вся она — неправда).

Und jetzt... Dunkelheit legt sich über die Lande

(Теперь на горизонт опускаются сумерки)

Dem Ende entgegen... eine nächtliche Rachetragödie

(Ночная трагедия возмездия стремится к завершению,)

Der siebte Horizont...

(Седьмой горизонт)

Märchen.

«Кто» я? В моих воспоминаниях много пробелов,

И чистые, белые страницы запятнаны сумерками.

Я очнулся на дне колодца и глядел оттуда на небо.

Милая Mädchen (девушка), которую я держал на руках, сказала:

— Я люблю тебя, Мер! Отныне мы вместе на веки вечные, правда же?

— Давай отомстим?

— Давай отомстим? — прошептала она, и голос её казался смутно знакомым...

Но за что и кому? Я никак не мог вспомнить, и просто поддался порыву.

Лица искажаются болью,

Голоса кричат скорбью,

В трепете и сожалениях...

Ах, возмездие происходит из греха, так прими его в торжественной тишине —

Для плача уже слишком поздно.

Наконец занавес поднимается над комедией (777), ведущий из леса к иду.

Schauspielerinnen (семь актрис)!

Что ж, выведем нашу милую мёртвую принцессу на сцену.

Три,

Два,

Один,

Старт!

Теперь, когда пришла смерть, неважно, сколь сильны твои сожаления.

Fräulein (Милая леди), Du bist Allein (ты одна), труп, что бродит по тропам ночи.

Роман (история), встреченный по случайности, ах, это, должно быть, — тоже судьба.

Mundelein (Крохотные уста), Sieben Pein (семь болей)... Пряди их, пока ещё жива память.

— Что ж, спойте мне об этом!

Kam, kam... Die Nacht kam

(Настала, настала... Настала та самая ночь).

Das siebte Märchen...

(Седьмая сказка...)

Kam, kam... Die Nacht kam

(Настала, настала... Настала та самая ночь).

Das siebte Märchen...

(Седьмая сказка...)

Семь сказок, начатых у могилы,

Невероятная ловушка, лежащая на дне Ида.

Авторы историй вооружились преднамеренной ложью

И беспорядочно плетут мечты...

В мозаике (мире), сплетённой из света и тьмы,

Разливаются любовь и ненависть.

Мне кажется, я когда-то кого-то любил...

Пламя ненависти неистово пляшет.

Мне кажется, я когда-то был кем-то любим...

↑Ах, но ведь тебе это лишь показалось!↑

Если кого-то ненавидишь, я помогу с возмездием.

Kam, kam... Die Nacht kam

(Настала, настала... Настала та самая ночь).

Das siebte Märchen...

(Седьмая сказка...)

Навстречу чёрной смерти, мелодии стремятся на восток.

Радость, пламя неземное,

Райский дух, слетевший к нам,

Опьянённые тобою,

Мы вошли в твой светлый храм.

Ты сближаешь без усилья

Всех разрозненных враждой,

Там, где ты раскинешь крылья,

Люди — братья меж собой.

Я не хотел погибать здесь.

Дитя, ведь и ты тоже?

— Да...

У тебя всё ещё остались невыполненные дела на земле?

— Да!..

Время пришло.

Прими меня.

С двумя огнями внутри

Девушка тоже скоро проснётся.

Просыпаюсь в любимых руках, в колодце, ведущем к лесу,

Я кукла, поющая о намерении убить в лесу, ведущему к иду!

А-а-а-а-а-а-а-а, в колодце, ведущему в лес,

Бордовые и чёрные тени танцуют в сумерках в лесу, ведущему к иду.

Они убили меня... Они украли мой свет (будущее)...

Я не позволю им жить... Не понеся наказания...

Dunkelheit legt sich über die Lande

(Теперь на горизонт опускаются сумерки,)

Dem Ende entgegen... eine nächtliche Rachetragödie

der siebte Horizont...

(Ночная трагедия возмездия стремится к завершению. Седьмой горизонт,)

Märchen.

В ночи, подсвеченной лунным светом,

Переплетаются мелодии, летящие к убийству...

Ах, возмездие происходит из греха, так прими его в торжественной тишине.

Наконец, если хотите спеть о своих сожалениях в этом сумеречном оркестре...

Ди(мертвец)жёр — друг вам!

— Приходите, когда умрёте благородной смертью!

Семь,

Шесть,

Пять,

Четыре,

Три,

Два,

Один,

Старт!

Протяни руки к текущим теням, но тьма слишком глубока.

Fräulein (девушка), dein Schein (твоё сияние) и блеск — вещь (свет) из прошлого.

Эдем (рай), о котором ты мечтала всю жизнь, ах, потерялся в забытии,

Bächlein (ручеёк), Rot Wein (бордовое вино)... Плети, пока они не высохли! Приди же...

История смерти!

— Хи-хи! Я люблю тебя, Мер!

Давай всегда-всегда продолжать нашу месть!

Помогая этим дуракам с их возмездием, мы отомстим и сами.

Это может продолжаться вечно,

Потому что эти человечишки не могут друг друга не ненавидеть!

Märchen...

2. Ведьма, сожжённая на костре.

Völlerei (Обжорство).

— Искажённый алтарь, освящённый грехом. Труп, посвящённый Богу.

Что же заставило тебя пересечь границу?

Что ж, спой мне об этом...

Будто вытягивая нить блёклых воспоминаний,

Мои ноги понесли меня вглубь мрачного леса.

Будто проходя дорогой из моих детских воспоминаний,

Я забралась в самую чащу этого дремучего леса.

За ручейком, слева от жуткой пихты

Всё ещё стоит мой старый дом.

Сколько я себя помню, мы не знали, куда делся мой отец,

И мы жили только вдвоём, я да моя матушка; жизнь у нас была бедная,

На нас часто навешивали лживые преступления, например, отравление колодца.

И друзьями звала, простых лесных животных...

— Убирайся, убирайся, ведьма! Отвратительно!

И всё-таки, ах, Mutti (матушка), я действительно была счастлива.

И знаешь, почему? Потому что я была с тобой (матушкой).

Почему же матушка бросила меня?

Какова бы ни была причина, я хочу её знать...

Маленькую меня приютил женский монастырь в большом городе.

Однако свирепствовала реформация, подобная буре,

И наш монастырь безжалостно уничтожили протестанты.

— Мы сметём павшее духовенство!

— Уничтожьте алтарь! Истинная вера — в наших руках!

— Остановитесь! Остановитесь, пожалуйста!

У людской жизни свои взлёты и падения, и я не управляла своей судьбой,

Верила, что конец станет новым началом. Собрав всю смелость в кулак,

Чтобы разрешить свои давние сомнения, я отправилась назад, на родину, и начала своё путешествие.

За ручейком, слева от жуткой пихты

Всё ещё стоит мой старый дом.

Меня встретила старуха, древняя, как камни.

— Я дома, матушка... Э?..

— Ах, тебя, должно быть, прислал сам господь наш, Иисус! Спасибо, что пришла.

И в то, что эта женщина — абсолютная незнакомка! — моя «мать», вдруг стало так сложно поверить!

— Хлеб немного зачерствел, но, надеюсь, тебе понравится.

— Вечно бы его ела!

Глаза матери не видели во мне «дочь», но отчаянно желали еды,

— Госпожа, вы не узнаёте меня?

— Да о чём ты болтаешь...

И я поняла, что она уже спятила.

— Что, и ты тоже против меня? Еды мне, больше еды!

А затем...

— НЕЕЕЕЕЕЕТ!

— Я обратилась в новую веру, но слишком поздно...

Мне не по силам обеспечить и одну человеческую порцию.

Перевёрнутый крест — насмешка над исповедью,

И моим молитвам не достичь Господа.

Без отпущения грехи продолжают копиться.

— Понятно... Так вот как тебя принесли в жертву. Ко всему прочему, против твоей воли.

Придётся, конечно, немного подождать, ведь за детское сожаление могут отомстить только дети. Согласна?

Итак, начнём нашу трагедию возмездия?

Оставленные в лесу несчастные дети (брат с сестрой).

Мне хорошо известна печаль брошенных детей.

Птицы, которыми я управляла, съели их тропинку из хлебных крошек.

— Крошки... едят!

Те белоснежные птицы спели им приглашение.

— Ой, братик, какая забавная птичка!

— Ты права... Пойдём-ка за ней!

— Смотри-ка, братик Гензель! Гляди, там домик!

— Но Гретель, это же дом страшной ведьмы!.. Впрочем...

— Впрочем?

Голодный желудок... хуже смерти!

— Хуже смерти!

— Кто-нибудь дома?

— О! Какие милые гости! Вы, должно быть, голодны? Проходите, пожалуйста!

Крыша  из Lebkuchen (пряников), а окна — из белого сахара.

Этот дом из восхитительных сладостей, кушайте, я угощаю!

Ах, не надо смущаться,

Накормить досыта детишек — моя маленькая мечта.

Ах, мой муж, ростовщик, не вернулся домой живым ,

Но я унаследовала всё его состояние...

Пользуясь добротой и бескорыстностью старухи, эти двое (брат с сестрой) всё ели и ели,

— Вкусно! Гретель, и ты попробуй!

— Да, вкуснотища, братик!

Когда однажды девочка взглянула на покруглевшего мальчика, она испугалась.

— Вкуснятина!

— Б-братик?

— Вкуснота! Гретель, если не будешь, отдай мне свою порцию!

— Ах! Старуха — ведьма, и хочет нас обоих съесть!

И прежде, чем нас убьют, убьём её! О-пас-но!!

Толкнём-ка её спину посильнее!

— Съесть нас захотела! Да как будто я это позволю!

— Молодец, Гретель! Теперь ведьме конец!

— Расскажем нашему соседу, Томасу?

— Да, злобная ведьма сгорела! И дом...

— ...будет нашим!

— Эй, Том!

— Том!

— Эй, Гензель! Где ты так растолстел?

— Та-да!

— Ух ты! Счастливчики!

— Похоже, что все старухи, живущие в лесу, — ведьмы.

— Ну и ну, какие же дети бесстыжие вруны! Ненавижу!

3. Гостиница Тёмной Хозяйки.

Geiz (Жадность).

— Танцуют в сумеречном ветре

Счастливые чёрные качели.

Вперёд — назад,

Вперёд — назад,

Если дует ветер,

Качаются взад-вперёд...

Танцуют чёрные качели...

— Что привело тебя к этой границе?

Что ж, спой мне об этом!

Я родилась в бедной деревеньке и всегда голодала.

Эх, был бы на свете был домик из конфет — лучше не придумаешь!.

«Спасение лежит только через веру!» —

Как-то так говорили уважаемые священники,

Говоря, что так написано в какой-то такой штуке — «книге».

Если меня спасёт Бог, смогу ли я наесться от пуза?

Отцы ушли из домов с серпами в руках.

— Это за деревню!

— Это за наши семьи, так что идём!

— Мы ж вернёмся!

— Не беспокойтесь за нас!

— Всё равно надо будет идти рано или поздно!

Небо в тот день было таким красным и печальным...

За генералом Гефенбауэром!

Пушки рычат и (хоть у них нет крыльев) люди летят по небу (они взмывают легко и высоко).

Война — не более, чем резня.

Их оружием стали орудия земледелия (к сожалению), и их пылающего гнева хватило совсем ненадолго (жестоко, но так).

Война — это не более, чем резня.

В конце концов бóльшая часть работников так и не  вернулась назад.

И меня продали в дальний город...

Vom unbekannten Alter und Geschlecht,

(Неизвестного возраста и пола,)

Begengungen verheißen Pech.

(Опыт: скандальный)

Ein Leben ist mehr schlecht als recht,

(Жизнь, полная позора)

Der Gasthoff der Wirtin...

Гостиница...)

Чёрной Лисицы».

— Ах, давно уже прошла моя молодость,

Жить, не падая в грязь лицом, — не всегда получается так красиво!

Мужчины, которых я любила, все исчезали во мгновенье ока.

Это мне так не везёт, или век такой?

А-а-а-ах, Мюнтцер был само благородство,

Хуттен был красавцем,

А Сикинген был... Ах, самым страстным

— Вторгаюсь в ваше гостеприимное местечко.

— Пшёл вон, если вторгаешься.

— Хозяйка... Хозяйка! Эй, старая карга!

— Чего тебе?

— У тя тут посетитель ждёт.

— Ох, да захлопнись же! Я как раз дошла до самого интересного!

— Эй!

Кто, скажи мне на милость, тебя, тупую деревенщину, приютил? Следи-ка за своим языком!

— Ладно, ладно...

Ой!

Ну-ка, ну-ка, господин, проходите, присаживайтесь. Вам не налить тёплого пивка?

— Отлично!

А как насчёт нашей особой гордости, тушёной печени?

— Хорошо!

Позвольте, я вам её приготовлю!

— Да, хорошо.

— А, дерьмо!

Хозяйка унеслась в сумерки, а гость только смотрел ей вслед.

Он разозлился, и мне пришлось искренне извиниться.

— Эй, что происходит?! Это разве не таверна?

— Не, простить, но эт гостиница.

Затем, час спустя...

— Простите, что заставила вас ждать!

— Ты где шлялась?!

— Свежая печёночка, только что с полей, о-хо-хо!

Плюнув на настроение в зале, хозяйка вернулась

Со свежими компонентами для его возмещения.

Злость гостя смягчил их вкус,

И хозяйка, войдя во вкус, продолжила бушевать...

— О-хо-хо-хо! Если трупа нет, его вполне можно и устроить.

Надоело! Надоел голод и нищета!

Хватит с меня жалкого прозябания!

— Я цеплялась за жизнь, но ничё хорошего из этого не вышло.

В конце-т концов, чего такое жизнь? Не понимаю...

— Понятно... Так вот как так вышло, что тебя повесили... К твоему величайшему сожалению, за преступление, о котором ты даже не помнишь.

Теперь, будь то правда или ложь, то, что взято, должно быть отобрано назад.

Итак, начнём нашу трагедию возмездия?

тук-тук,

тук-тук,

стук в дверь...

Танцуют чёрные...

— Верни печень!..

Качели.

— Похоже, заработать лёгкие деньги оказалось не так-то просто...

— Ну, было бы просто глупо, если бы такой непродуманный план сработал, хи-хи!

4. Принцесса, спящая в Хрустальном Гробу.

(обязательно ознакомьтесь с примечанием в конце песни!)

Neid (Зависть).

— Хрустальный гроб.

Спящая принцесса.

Что же заставило тебя пересечь эту границу?

Что ж, спой мне об этом!

Кожа бела как снег,

Волосы чёрны, как эбеновое дерево,

Губы красны точно кровь,

Я родилась, желанная зимой.

Нежное тепло,

Запах давно ушедшей весны...

Оставив после себя сладкую, но полную боли печаль,

Моя настоящая мать отошла в мир иной.

— Свет мой, зеркало, скажи,

Кто на свете всех белее?

— Конечно же, Вы, и только Вы, Die Königin (о Королева)!

— О-хо-хо-хо!

Моя мачеха холодна ко мне.

Помня любовь моей прежней мамы,

Я танцевала в иллюзиях, обнимая эти воспоминания.

Дни текли, и я

Выросла в женщину.

— Свет мой, зеркало, скажи,

Кто на свете всех белее?

— Конечно же, Вы и только Вы, Die Königin (о Королева), ответило бы я раньше.

Но сейчас это Schneewittchen (Белоснежка)!

— ААААААА!!!

Нет! Не приближайся!

— П-принцесса!

— Ни за что-о-о!

— Постойте, принцесса!

Преследуемая старым охотником, я забежала в самую чащу леса.

— П-п-принцесса!

Я сам не хочу этого делать!

— Тогда почему делаете?

— Принцесса, как ослушаться Королевы!

— Прошу, пощадите меня!

— Принцесса, поймите, мне тоже тяжело убивать вас...

— Тогда я просто пообещаю никогда не возвращаться в замок!

— В таком случае я знаю, что делать! Я убью дикого кабана вместо вас!

— Хорошо!

И вот, что меня ждало...

Тень сумерек становилась всё ближе, поглощая мою тропинку,

Я потерялась в лесу и нашла маленький милый домик.

— Эй! Тут на моей кровати кто-то спит рунген!

— Правда что ль?!

— Она умерла гальт?

— Не, ещё дышит лихи!

— И что ж нам делать велку?

— М...

— В таких случаях обычно помогает поцелуй принца нэн...

— О-о-о!!

— Так, ну, и кто среди нас принц штайн?

— Не... На этот раз придётся обойтись стариком

— ТОЧНО!

(прим.: слова “принц” (“ouji-sama”) и “старик” (“oji-sama”) очень похожи)

— GutenMorgen~!

Проснувшись от освежающей дрёмы, красавица

Обнаружила семь весёлых гномов с совершенно нелепыми диалектами,

А затем несколько раз чуть не погибла от интриг моей хитроумной мачехи,

Хотя каждый раз каким-то чудом всегда снова оживала!

(этот диалог проходит на заднем плане и пояснён в конце песни примечанием:)

— А ты ещё кто?

— Меня зовут Идольфрид Эренберг, но вы можете называть меня просто Ид.

— Да побоку! Где наш Кортес?!

— Я не обязан распинаться перед такими идиотами.

— Ой, да заткнись, а?

— Добрый день!

— Простите, бабушка,

Но мне не велено пускать никого домой.

— Ты одна дома? Как чудно!

Возьми-ка одно из этих чудных спелых Apfel (яблок) из моей корзинки!

— Простите, бабушка,

Но мне ничего не надо. И мне сказали ничего не брать у прохожих.

— Ох, ну что за привереда!

Если Zweifel (сомневаешься) во мне, разделим его пополам и съедим!

Нельзя отклонить приглашение Teufel (дьявола), вкус седьмого греха сладок точно мёд.

— Приятного аппетита!

— Свет мой, зеркало, скажи,

Кто на свете всех белее?

— Конечно же, Вы, и только Вы, Die Königin (о Королева)!

— О-хо-хо-хо!

— Понятно. Так вот как тебя обманули.

Хорошо. Давай используем для этого возмездия человека с особым фетишем.

Но сейчас тебе придётся ещё немного подождать своего суженого в мире снов.

Где же невеста моей мечты?

Ах, я побывал на западе и востоке,

На севере и юге,

Под ветром и дождём,

Но так её и не нашёл.

Девушка, что расцветёт в будущем,

Или старуха, уже отцветшая в прошлом...

Я пытался любить всех женщин этого мира (людей), цветы или бутоны,

Но так её и не нашёл.

Тень сумерек становилась всё ближе, поглощая мою тропинку,

Я потерялся в лесу и нашёл маленький милый домик.

Спящая в закрытом хрустальном гробу

Мёртвая, ты выглядела почти спящей.

Ах, ты красивее всех девушек, которых я когда-либо видел!

Наконец я нашёл тебя!

— О гномы, не могли бы вы отдать мне этот труп?

— Этот тип...

— ...выглядит...

— Ну!

— Просто!

— Как!

— Прекрасный!

— Принц!

— ТАК В ЧЁМ ПРОБЛЕМА?

— Вот-вот эти дураки всё перепутают...

— Пожалуйста, осторожнее с гробом!

— Конечно, Ваше Высочество!

— Вы готовы, принцесса?

— Ой!.. Ой!

— GutenMorgen~!
— Ах!

— Итак, начнём нашу трагедию возмездия?

Очаровательно белая кожа,

Волосы цвета обсидиана,

И губы красные точно пламя!

Твой грех — зависть, так что...

В этих горящих туфлях...

Ты будешь ТАНЦЕВАТЬ, пока не умрёшь!

(«зависть» и «туфлях» произносятся очень похоже)

— Ай! Горячо-горячо-горячо! Ай-ай-ай!

— Ха-ха-ха, и что это? Давай, не можешь, что ли, постараться? Сегодня же свадьба твоей милой дочурки! Ха-ха-ха! А-ха-ха-ха!

— Вот блин!..

— Мер мой, зеркало, скажи,

Кто на свете всех милее?

— Конечно же, Вы, и только Вы, принцесса Элизе!

— Правда? Я так рада!

(Примечание. Итак, диалог. В общем, на первое апреля Его Величество соизволили пошутить, сделав определённую запись на своём блоге. Среди прочего в неё входил аудио-файл, в котором была реплика: «Меня зовут Идольфрит Эренберг, но вы можете звать меня просто Ид». Конечно же, все тут же переполошились, думая, что же это за Ид такой — ведь, во-первых, к тому моменту уже известно было название альбома — “Ид, ведущий к лесу, ведущему к Иду”... Кроме того, в списке участников было имя Идольфрита Эренберга (которое затем зачеркнули и исправили на Мерхена фон Фридхофа). Но и в Мерхене Идольфрит был объявлен участником!.. Но, похоже, эта песня — единственное его появление...)

5. Старый заброшенный колодец на границе, отделяющей жизнь от смерти.

Trägheit (Леность).

— М? И ты тоже сюда упала?

Уверен, мы встречаемся впервые, так откуда это странное чувство, будто бы я тебя знаю?

Впрочем, неважно... Ты тоже пересекаешь границу между жизнью и смертью.

Что ж, спой мне об этом!

Солнце встаёт,

Ах, я вся взмокла от пота.

Готовить и стирать — моя работа.

Ах, любимая фраза вдовы (моей злой мачехи) —

«Хочешь вылететь отсюда? Тупица!» —

Так она всегда говорит.

Но и сегодня я буду работать не покладая рук, Vati (папа)!

Солнце садится.

Ах, и я покрыта грязью, ведь

Готовка и стирка на мне.

Ах, и любимая фраза моей вредной сестрички —

«Хочешь, чтобы я на тебя наябедничала? Тупица!» —

Так она всегда говорит.

Но и завтра я буду работать не покладая рук, Vati (папа)!

Мой отец был мореплавателем, но почему-то упал однажды в колодец и погиб.

Вот почему я не очень люблю колодцы,

Но моя мачеха никогда не даёт мне поблажек.

Когда я пряла нить возле колодца, мои пальцы

Так истёрлись, что из них потекла красная кровь,

И они выкрасили всю пряжу красным.

Чтобы вымыть её, я наклонилась к колодцу,

Но пряжа выскользнула из моих рук, как рыба, стремящаяся к воде,

И утонула в колодце.

Причитая, как будто Lorelei (девушка, которой разбили сердце), я вернулась домой, плача,

И мачеха сказала без тени сочувствия:

— Я дома~!

—  Тупица! (Тупица!) Ступай и верни её, пусть бы она и лежит на дне (ступай и верни!), а иначе останешься без ужина (без ужина!)!

Когда я спешно вернулась назад, уже близились сумерки...

— Ой-ой, что же делать, папа? Ужас какой...

Я иду к тебе! Ceui (имя певицы)!

Три

Два

Один

— Понятно... Значит, ты у нас весьма энергичная, но трагичная особа, не так ли?

Если колеблешься насчёт своего возмездия, я дам тебе немного времени.

В этом старом заброшенном колодце ты сможешь

Хорошенько подумать о своём негодовании.

Очнувшись, я обнаружила себя лежащей на прекрасной лужайке,

Вокруг цвели тысячи цветов.

Внутри ида (колодца), ведущего к иду (необычному миру),

Я повстречала ида (человека), всего покрытого идами (порывами),

И по его велению спела о своём негодовании.

Я умерла? И это небеса? Или моё воображение? Понятия не имею.

Но без паники! Я буду работать не покладая рук, как и всегда, папа!

— Ой, вытащите меня! Вытащите, или я сгорю! Меня уже так долго пекут!

— Правда?!

— Ой, потрясите меня, потрясите! Мы — созревшие яблоки!

— Ух ты!

Я прислушалась к просьбе говорящего пирога

 И достала его лопатой.

Ура~ !

А потом

Потрясла яблоню, пока яблок не осталось.

Фух~ !

А потом

Осталось только сложить собранные яблоки в одну кучу.

Ура!

Бас!

Шуби-дуби-дуби-ду!

Гитара!

Клавиши!

Danke Schön~!

(Спасибо огромное~!)

— Ну и ну, какое трудолюбивое дитя!

— Кьяа-а-а-а-а!

— Ха-ха-ха, не пугайся так!

— А! Может, вы — бабушка Метелица, которая часто появляется в сказках?

— Ну и ну, какое невежливое дитя! Я не бабушка, знаешь ли! Называй меня “сестрицей”.

Всё, у чего есть форма, однажды рассыплется,

И все, кто живут, однажды встретят смерть.

До сих пор ты упорно работала, ты такая сильная девушка!

Но отныне ты должна будешь работать у меня,

И, если не откажешься, я уверена, найдёшь своё счастье.

— Ладно, я постараюсь!

Ах, встряхивать перину так, чтобы величественно падали перья — моя новая работа.

Ах, и именно чудо моих действий заставляет цветы снега падать на землю.

Так что если хотите как-нибудь встретиться с зимой, просто скажите мне, хорошо~ ?

— Смотри, не перетрудись!

Но вплоть до сегодняшнего дня ты честно и упорно работала.

Так что я верну тебя домой, как ты и хотела. Вот!

Огромные ворота раскрылись, и пошёл золотой дождь,

Мгновенно покрывая меня с ног до головы!

— Это награда за твой труд.

Не смущайся, бери, сколько хочешь.

Впрочем... Если бы ты трудилась спустя рукава,

Могло бы выпасть что-то совсем другое...

Ку-ка-ре-ку! Вот чудеса!
Наша-то девица в золоте вся!

— Я дома~!

Ах, идёт день, и я покрыта золотом,

Я больше не должна готовить и стирать!

Ах, моя глупая мачеха говорит мудрые слова:

— Почему бы тебе тоже не попытать счастья, Чи-тян (моя «милая родная дочь»)?

— Да, я постараюсь!

Так она говорила...

Но попробуй, сможешь ли!

— Итак, начнём же нашу трагедию возмездия?

Ку-ка-ре-ку — вот чудеса!
Залита девица смолою вся.

Ах, день подходит к концу,

А она покрыта смолой.

Ах, гляди, что ты получила за свой грех лени!

Что посеешь, то и пожнёшь, так что...

Отныне, почему бы тебе не постараться изо всех сил и не трудиться в поте лица тоже?

— Ах, нет, нет, нет, mutti, мамочка, убери это!

Нет! Нет! Не-е-е-ет!

— На этот раз у нас очень милое возмездие.

— Ох, но всю жизнь быть покрытой грязью... Для девушки это наказание — хуже смерти, хи-хи!

6. Принцесса, спящая в башне, увитой розами.

Hochmut (Гордыня).

— Грань между проклятием и благословением. Тьма, в которую погрузилась девушка, – глубокий сон.

Башня, увитая розами. Спящая принцесса. Что заставило тебя пересечь эту границу?

Что ж, спой мне об этом.

Сотни одиночеств танцуют в спящем лесу

Бабочки тлеют, летя на лунный свет, и видят смертельные сны

«Седьмой грех»
Причина, по которой я сплю в объятьях диких роз – это…


Во время купания
мама (королева) услышала от лягушек о том, что она беременна.
— Твое желание будет исполнено. Через год ты принесешь в этот мир дитя.

— Ох…

Отец, преисполненный счастья, устроил грандиозное торжество, чтобы отпраздновать
моё (принцессы) рождение.
И только лишь то, что не хватило одной золотой тарелки, послужило спусковой пружиной этого происшествия…

«Седьмой грех»
Дева, что умерла, не познав любви

«Седьмой грех»
Причина, по которой она спит в объятьях диких роз – это…

— О, вы, наконец, пришли!
— Для меня было честью принять приглашение. На праздновании рождения принцессы я дарую ей добродетельность.
— Я дарую ей красоту!
— Я дарую ей богатство.
— А я…

— Вот это да! Здесь собрались все!

— Ох!

— Добрый вечер всем. О-хо-хо-хо! Как самонадеянно!!

— Следите за своими словами!

— Ты пригласил ворожей со всего королевства…

Кроме меня, о надменный король. Что ж, я придам пикантность этой церемонии благословений с помощью проклятия!

Вот судьба принцессы: она проживет пятнадцать лет,

А потом уколется о веретено и упадет замертво!

— Нет!

Alte-Rose (Старая Роза) («Тринадцатая ворожея»), я желаю отменить твое зловещее предсказание.

Принцесса будет казаться мертвой, но на самом деле лишь уснет на сотню лет!

— Значит, лишь время покажет, кто из нас обладает большей силой!

— Я не могу дождаться, когда это пятнадцатилетнее ожидание закончится, Aprikose (Абрикос)!

— У-фу-фух… Хотелось бы знать!

— О-хо-хо-хо-хо-хо!

Утро и вечер сменяют друг друга,
Не обращая внимания на наши надежды и желания.


Время летит подобно стреле, и огромное дерево
 наращивает всё новые кольца.
Утром моего пятнадцатого дня рождения я

«Седьмой грех»
Причина, по которой я сплю в объятьях диких роз – это…

— Я так волнуюсь…

Дрожащий огонек свечи горит во мрачной тьме,

Я прохожу по комнате с каменными стенами и поднимаюсь в башню.
После того, как я поднялась по узким степеням винтовой лестницы,

Я увидела старую женщину, прядущую нить.

— Здравствуйте, бабушка. Что вы здесь делаете?

— Я тяну нить.

— Тогда, что это? Эта интересная штука, которая все вращается и вращается?

 Ах… что это?..

— Понятно. Так вот почему тебя обвили дикие розы.
Ты хочешь поцелуя, что пробудит тебя?

Очень жаль, но я не твой прекрасный принц!

Итак, скоро всё свершится. А пока жди своего суженого в мире снов.

Где же невеста моей мечты?
Ах, я побывал на западе и востоке,

На севере и юге,

Под ветром и дождём,
Но я так ее и не нашел… и когда я так раздумывал

До меня вдруг дошел замечательный слух-


~Белый замок, весь покрытый живой изгородью из диких роз.
Прекрасная спящая принцесса в стремящейся к небесам башне, увитой розами~

Ах, лишь услышав легенду о принцессе диких роз, я понял – это судьба.

Должно быть, она моя Элис (та, что я ищу)!
А в таком случае, я преодолею все трудности!

Туман леса блужданий рассеивается

Вы приглашаете меня? К моей прекрасной принцессе-

Тернии живой изгороди открыли свои уста.
Вы направляете меня? К моей прекрасной женщине-

Дрожащий огонек свечи горит в спящей тьме
Я делаю рывок сквозь комнату с каменными стенами и вбегаю в башню.

После того, как я поднялся по узким степеням винтовой лестницы...

Я увидел одинокую девушку, лежавшую в комнате…

— Итак, принцесса. Ты готова?

— Приятного мне аппетита!

— Начнём же нашу трагедию возмездия!

Als der Kuss des Prinzen die Prinzessin weckte

Принцесса проснулась от сужденного ей поцелуя принца,
Verd
orrten die nutzlos gewordenen Wildrosen, und wo sie einst blühen, blieb Staub allein.

Дикие розы выполнили свою работу, завянув там же, где они росли.

Auch die Menschen im Schloß, die viel zu lange in tiefen Schlaf verfallen warden,
Даже всем довольные жители замка, которые не отказывали себе в чрезмерно длинном послеобеденном сне,

begannen ihr heiteres Tagewerk als wäre nie etwas geschehen.
Сейчас проснулись так, будто ничего не случилось, и продолжили свою счастливую жизнь.

— Посмотри, у них такие мерзкие и мятые лица!

«Семь грехов»

Проклявшая благородную принцессу

«Семь грехов»
Надменна здесь только ты!

— Кто-нибудь, схватите Alte-Rose (Старую Розу)!
— Да!
— Даже и не думай, что сможешь когда-нибудь ступить на эти земли еще раз!

— Принцесса роз! Никогда не забывай — я оставлю тебе другое проклятие, как подарок на прощание!

И она

Бросит принцессу в лесу сразу после ее рождения…

— Эта женщина действительно найдёт свою выгоду в любой ситуации.

— Уязвление женской гордости может привести к гибельным последствиям!

— Конечно же!

7. Замок Синего Графа.

Wollust (Похоть).

— Увядший рай в сумерках... Подвешенные трупы...

Что же заставило тебя пересечь эту границу?

Что ж, спой мне об этом!

Вытягивая... нить... туманных воспоминаний…

Я... вижу свой... нечёткий образ...

Каким лицом... я улыбалась?.. каким голосом... пела?..

Почему... моё любимое... белое платье... такое красное?

Ах... Верно... Я...

Погибла от его руки!

С каких-то пор графа стали звать Синяя Борода.

Когда я вышла за него, за ним уже было это прозвище.

Может ли быть, что его вечно добрый взгляд потемнел

Из-за запаха железа и крови, которым он пропитался?

Ах, мой муж совсем не любил меня, но поначалу я делала вид, что этого не замечаю.

Но я больше не могла притворяться, ведь любила его больше всех.

В долгих ночах ушедшего времени года,

В глубине твоих глаз... Кого ты любил, кто прятался там на самом деле?

В долгой тьме того времени, что уже не вернётся,

В глубине запретной комнаты... Чтобы похоронить одиночество, чтобы сжечь пустоту, повторялся грех похоти, ах...

— Потому ли, что я разозлился, что она не сдержала свою клятву

Или потому, что любил её, теперь уже не понять.

Возможно, моя причина умерла вместе с моей первой женой, которую я убил.

Затем же я женился на других, насиловал, насиловал и убивал их...

— Дорогой, прекрати!

— Хочешь прощения? На колени!

— Эй, что с тобой? Ты не в себе?

— Сядь, свинья!

— Прошу, прекрати! Ах...

— А-ха-ха! Что ж, отправляйся в своё путешествие!

— Прости, пожалуйста! Прекрати!

— Верно! Плачь! Кричи!

— Больно!..

— А-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

Неважно, сколь сильно они верили и молились, они не ведали спасенья.

Да будь мой противник — сам Господь, если есть Loch (дыра), я смогу пронзить её...

Longinus (своим копьём)!

— Я не прощу этих неблагодарных свиней, назвавших тебя ведьмой!

— Понятно... Так вот как тебя... то есть, всех вас подвесили в той запретной, секретной комнате.

Пролитая кровь просит крови, пролитой в сумерках.

Итак... Начнём нашу трагедию возмездия?

Когда его не было дома, она ходила вокруг сокровищницы,

И та комната, что никогда не открывалась, будоражила её воображение.

А я прошептала ей на ухо:

— В запретной комнате за золотым ключом

Спрятаны невероятные сокровища.

Верно, если вставишь этот ключ в замочную скважину и повернёшь его,

Вскоре появятся наши тела и иды (импульсы).

Женщины действительно хотят, чтобы хранили не их тела, но сердца.

— Где ключ от секретной комнаты?

— Ну... он...

— Понятно... Так ты предала меня!

— А?

Он был грешен, и в то же время любим.

— Постой! Прошу, позволь мне хоть помолиться перед смертью!

— Хе-хе... Ну, ладно.

Скорбь не исцелить одной ненавистью,

Песнь просто раскатывается в сумерках.

Но прямо сейчас  я положу конец твоей трагедии!

— Братья, спасите!

— Скоро ты там? Поторопись!

— Скорее!

— Всё, не могу больше ждать!

— Кьяяяя!

— Брат!

— Умри, Синяя Борода!

— Что? Чёртов монстр!

— Сюда, скорее!

— Полагаю, и возмездие может быть искажённой формой любви.

— И всё-таки... Почему люди не могут разделить любовь и страсть? Отвратительно, хи-хи.

8. Распятая святая.

Zorn (Гнев).

Заброшенная церковь... Странствующий скрипач...

Святая, ставшая статуей...

Что же заставило тебя пересечь границу?

Что ж, спой мне об этом...

Пришло! Назначенное судьбой время! Пришло! Обещанное время!

— Идёмте, ваш отец ждёт...

Серыми шагами

Я решительно иду вперёд.

Чувствую, как ветер дует в спину,

И единственный раз оглядываюсь назад.

Запах сумерек

Странным образом навевает воспоминания,

Да, мне даже показалось,

Что он поддерживает меня.

Меня овевает колеблющаяся печаль, и в своём одиночестве я дрожу.

Я следую за далёким, давним обещанием.

— Обещанием...

В конце хрупкого и искажённого бурления ненависти, я гляжу в темноту и целую её.

— Ах, всё ещё холодно... и всё ещё пусто... искажённый... ах... собираю грехи... и целую их.

Даже теперь мне не забыть...

— Даже теперь мне не вспомнить...

— Ваше Высочество, я привёл госпожу.

— Элизабет! Мои поздравления, мы решили, кто будет твоим женихом!

К тебе посватался Рейн Пфальц.

Неплохая пассия для той, кто в таком возрасте всё ещё не замужем, не находишь?

— Прошу простить мои слова, но, брат...

— Обращайся ко мне — «отец». Сколько раз можно повторять!

— Нет, брат. Я ни за кого не выйду, кто бы ни был жених!

Чем фальшиво любить всю свою жизнь,

Я уж лучше умру честной.

Я посадила дикие розы, которые мы с тобой нашли

На твоей могиле, надеясь, что они её овьют,

Но они так и не расцвели, не правда ли?..

Белая птица в клетке, влюбившаяся в лунный свет,

До самого конца трепещет крыльями, даже зная, что падает на землю.

Вот почему песня, что спета сумеркам, не полна негодования...

— Вальтер... Ты и мать даже притворились другими людьми, чтоб её защитить, и вот как всё закончилось. Распять эту глупую девчонку!

— Ваше Высочество!..

— Понятно... Так вот как так вышло, что тебя распяли.

Ты хорошо справилась, до конца следуя своему сердцу.

Как бы то ни было, неужто он бы хотел, чтобы это далось тебе ценой собственной жизни?..

Забудь. Итак, начнём же нашу трагедию возмездия?..

— Нет... Я этого не хочу.

Каждый человек несёт бремя своей судьбы и обстоятельств.

Ты пришёл повидаться со мной... Мне этого более чем достаточно...

Скажи, ты правда ещё их не вспомнил? Те сверкающие и теперь дни...

— Я и не знала... Что лес... что мир такой огромный!

— Какие красивые цветы!

— Ой, и правда!

— Вот, позволь дать их тебе...

— Ой, сделай так, чтобы они мило смотрелись!

— Тебе очень идёт!

— Правда?

— Мер... Прошу... Обещай, что ты вернёшься за мной!

— Конечно... Обещаю!

— Мер, даже став таким, ты сдержал обещание...

Холодные цепи, что сковывают тебя, потерявшего свой свет (пламя) —

— Святая!

— Так это правда!

— Теперь наши грехи...

Это любовь и ненависть тех двоих, что думали о тебе, потерявшем свой свет (любовь).

Птица взлетает в небо,

А труп возвращается в землю.

Мы продолжали предавать Бога.

Рассвет разбивается в последнее утро,

И наше следующее прощание будет уже навсегда...

Но...

Я ни о чём не жалею,

Ах, это моя жизнь.

Я не von Wettin (дочь благородного рода) и не von Sachsen (дочь 7го избирателя), я просто Элизабет (просто девушка)

Та, что любила только тебя.

Я просто... [Elisabe†h]...

— Что случилось, Мер? Только что ты начал как-то странно себя вести!

Не надо воспринимать слова этой женщины всерьёз, давай просто забудем о ней!

Мы должны продолжать мстить несмотря ни на что... Это же единственная причина нашего существования, разве не так?

Эй! Ты меня слышишь, Мер?..

~молчание было ей ответом~

АААХ! Ну хоть ты плачь! Ну почему, почему ты никак не поймёшь?! Чурбан!

Теперь Я твоя любимая Элизе!

Нам же до сих пор было так весело вместе!

Мы же отомстили столь многим!

Уверена, что и в будущем нам будет так же весело! Ну конечно, будет, как же иначе!

У тебя же есть я, а у меня — ты, разве не так?!

Давай же так и продолжим! Только мы вдвоём, на веки, веки, веки, веки, веки вечные!

До самого-самого-самого конца света, даже после него, будем вместе! Верно, Мер?

Нет... Нет! НЕТ! Мер, прошу, НЕТ! Не надо, нет! Пожалуйста, Мер... Мер...

НЕ-Е-Е-ЕТ!

— Хватит... Элизе...

9. Песнь Рассветного Света.

Прощай...

Я всегда... хотел жить в то же время, что и ты,

Но, даже если и так... Господь (Провидение) никогда не позволил бы нам этого, не так ли?

То, что мы искали, накапливая грехи...

Это был свет (благословение)... это был свет (любовь)... это был свет (радость)... это был свет (будущее).

Родившийся в тёмное время, я повстречал тебя,

И наши чувства, что тянули нас друг к другу, не стихли и после смерти.

Я дарю песни сумерек, что я собрал, этому надгробию.

Кому же нужно это возмездие? И лес, и колодец стали эпитафией семерых.

— ...лесными животными...

— ...эт хорошо...

— ...приятного аппетита!..

— ...я постараюсь!..

— ...я так волнуюсь...

— ...спрятано сокровище...

— ...ты выполнил обещание!..

— ...Хи-хи! Я люблю тебя, Мер!..

— ...Тебе не холодно, Мер?..

— Ах... Вот оно что... Этот лес... Этот колодец — моя... Верно, Элизе... Наше время истекло...

В это сверкающее время, когда ты смеёшься,

Не ненавидя никого, не сожалея о наших смертях, встретимся, наконец, тут.

Семь...

Шесть...

Пять...

Четыре...

Три...

Два...

Один...

Похоронный колокол звонит семь раз, обозначая эру.

Импульс отступает...

Матушка... Свет такой тёплый...