Иврит через пень-колоду, часть II

Огласовки в иврите

Введение

Огласовки

История происхождения огласовок

Последовательность букв и огласовок

Обозначение огласовок

Все огласовки

Классификация огласовок

Произношение огласовок и ударение

Звук [и]

Звук [э]/[эй]

Звук [а]

Звук [о]

Звук [у]

Огласовка шва

Матери чтения

Нечитаемые буквы и имот криа

Полное письмо

Заключение по огласовкам


Введение

Мы уже познакомились с алфавитом иврита, и главный вопрос, который нас мучает, заключается в том, можно ли навести порядок с гласными, или нам так и придётся гадать, где ו читается как [в], а где - как [о] или [у]. Увы, сказать, что с гласными в иврите всё просто и понятно, не покривив душой, не получится. Но бардака там всё-таки гораздо меньше, чем кажется после знакомства с одними только согласными. Для того, чтобы приблизиться к решению вопроса с гласными, нам придётся познакомиться с понятием огласовок.


Огласовки

Так вот сразу с налёту понять, откуда берутся “вавы” и “йуды”, обозначающие гласные, не выйдет. Сначала надо немного углубиться в историю иврита.

История происхождения огласовок

Давным-давно, в далёкой-далёкой галактике гласные в иврите не обозначались вовсе. То же слово שלום, вероятно (точно сказать не могу, у нас всё-таки не курс древнего иврита), писалось как שלם, а слово כתובה [ктуба́] (брачный контракт) - как כתב. Потом некоторые согласные буквы стали использоваться в качестве вспомогательных, обозначающих гласные. В результате то же слово כתב превратилось в כתבה, чему нынче можно найти отголоски в латинской транскрипции [ktubah]. Но читать такой текст без подготовки было всё равно невозможно, да и мало было этих вспомогательных букв.

Затем, где-то в средние века, изобрели такие штуки, как огласовки, которые как явление называются ניקוד [нику́д], а значки, используемые для реализации данного явления на практике называются נקודות [некудо́т], что дословно значит “точки” (именно во множественном числе). Огласовки изобрели, чтобы не дай б-г не забыть, как читается священное писание (а больше ни для чего иврит тогда и не использовался). Поскольку в священное писание категорически запрещается запихивать лишние буквы или выкидывать их, пришлось ограничиться диакритическими знаками (точками и чёрточками), откуда и взялись некудот. Но те вспомогательные буквы, что уже были, никуда при этом не делись, вот и получилось так, что в состав некоторых огласовок входят не только некудот, но и знаки согласных букв. Приведём для примера всё то же слово “ктуба”, записанное с некудот:

כְּתֻבָּה

Такой способ записи именуется классической орфографией и при изучении грамматики представляет наибольшую ценность. В данном примере две точки под “каф” обозначают отсутствие гласной, три точки под “тав” - гласную “у”, ну а Т-образная хрень под “бет” обозначает “а”, отсюда и чтение “ктуба”. Теоретически это могло бы также читаться, как “ктубаh” (что на слух, впрочем, практически неотличимо), но в данном случае буква ה является не полноценной буквой, а частью огласовки (иначе мы бы там поставили мапик).

Последовательность букв и огласовок

Итак, в слове כְּתֻבָּה три буквы и три огласовки. Это “ззз” не спроста! Дело в том, что в иврите всегда после согласной буквы идёт огласовка. То есть слово всегда имеет структуру “буква-огласовка-буква-огласовка...”, причём слово обязано начинаться с буквы (за единственным исключением). Правда, всё логично и просто?

Единственное исключение состоит в том, что иногда в начале слова может встретиться огласовка, выглядящая как буква ו, в которую зачем-то засунули дагеш:

-וּ

Это уже знакомый нам союз “ве”, в том самом единственном случае, когда он читается как “у”, и в этом случае буква “вав” не является согласной буквой, а следовательно слово будет начинаться с огласовки. И, кстати, никакой это не дагеш, а часть огласовки. Хотя дагеш в ваве тоже бывает, хотя и не влияет на произношение, что создаёт некоторую путаницу, впрочем весьма незначительную - в начале слова в ваве дагеша не бывает, поэтому точка - это всегда [у], ну а в середине и конце слова есть довольно простой способ отличить одно от другого.

Обозначение огласовок

Хотя огласовка сама по себе без предшествующей согласной буквы существовать не может (за исключением וּ), в учебных целях их надо всё-таки иногда изображать отдельно. Для этого существует два способа:

  1. На месте согласной рисуется “кружочек” или “квадратик”.
  2. Берётся “условная” согласная, просто чтобы хоть что-то поставить.

Первый способ хорош, но Unicode Consortium не позаботился о введении “шаблонного” символа, изображающего “кружочек” или “квадратик” для таких целей, хотя если набрать огласовку без буквы перед ней, то “кружочек” появляется сам, но это иногда приводит к глюкам, связанным с направлением письма. А обычный кружочек или квадратик с некудотами не сочетается. Так что первый способ годится только для графического представления письма, что во многих отношениях неудобно.

Так что мы прибегнем ко второму способу, хотя иногда будем пользоваться и первым (там, где он не глючит). В качестве условной согласной возьмём букву נ от слова ניקוד - она хороша тем, что сама по себе в состав огласовок входить не может. Итак, три огласовки в слове כְּתֻבָּה мы будем обозначать так:

נְ - не читается, נֻ - [у], נָה - [а]

Теперь, пожалуй, пора и познакомиться со всеми огласовками.


Все огласовки

Начнём с огласовок, которые в учебнике “Иврит через мозг” называются конвенциональными:

большая полная

большая неполная

малая

хатаф

И

חיריק מלא (גדול): נִי

[хири́к мале́ (гадо́л)]

полный (большой) хири́к

חיריק חסר (קטן): נִ

[хири́к хасе́р (ката́н)]

неполный (малый) хири́к

Э

צירה מלא: נֵי

[цере́ мале́]

полное цере

צירה חסר: נֵ

[цере́ хасе́р]

неполное цере

(также просто цере)

סגול: נֶ

сего́ль

חטף-סגול: נֱ

хата́ф-сего́ль

А

קמץ גדול: נָ

[кама́ц гадо́л]

большой камац

(также просто камац)

פתח: נַ

пата́х

חטף-פתח: נֲ

хата́ф-пата́х

О

חולם מלא: נוֹ или נֹו

[хола́м мале́]

полный холам

חולם חסר: נ ֹ

[хола́м хасе́р]

неполный холам

קמץ קטן: נָ

[кама́ц ката́н]

малый камац

חטף-קמץ: נֳ

хата́ф-кама́ц

У

שורוק: נוּ

шуру́к

קובוץ: נֻ

кубу́ц

Запомнить это дело несложно. Одна точка - это “и”. Выражение “расставить точки над и” превращается в “расставить точки под и”, так ведь и пишем мы в иврите справа налево. Если имеются минимум две горизонтальные точки - это “э”, что наводит на мысль о нашей букве “ё”, только опять с точностью до наоборот - точки под буквой, а не над ней, и читается оно примерно как если у нашей буквы “ё” точки убрать вовсе. Присутствие горизонтальной линии означает вроде бы “а”, но малый камац и хатаф-камац картину портят. Хатаф-камац придётся запомнить, а малый камац от большого внешне всё равно не отличается. Точка сбоку-сверху - это либо “о”, либо “у”. Как их не путать? Для начала надо запомнить неполный холам и уяснить, что неполного шурука не бывает. В этом есть своя логика, так как если бы на свете существовал неполный шурук, то он бы выглядел, как дагеш, и они всё время бы путались. Запомнив неполный холам, легко запомнить и полный - у него точка также сверху, причём иногда между буквой и вавом, входящем в состав огласовки, а иногда прямо над вавом (это чисто типографический приём, грамматически никакой разницы, причём иногда и вав с неполным холамом после него выглядит так же). А раз точка сверху - это холам, значит, точка слева посередине - это шурук. Один только кубуц ни на что на свете не похож, ну так один кубуц запомнить проще.

Вне таблицы находится огласовка шва (שווא), которая нам уже знакома:

נְ

Читаться шва может по-разному, но чаще либо никак, либо как [э]. Заметим, что такой же знак входит в состав хатафов, и это неспроста - дело в том, что хатафы как раз и нужны для того, чтобы их писать там, где по одним правилам должно быть шва, но по другим правилам как раз шва там быть и не может.

В конце слова шва обычно не пишется, хотя на этот счёт есть некоторые правила. Поэтому, если слово оканчивается на шва, то можно считать, что оно оканчивается на букву. Также в некоторых словарях шва не пишется и в середине слова, если этот шва не читается.

Ну что, вроде бы, извините за каламбур, все огласовки оглашены? Стоп, а где же огласовка נָה, что встретилась нам в слове כתובה? А это так называемая неконвенциональная огласовка. По сути это тот же большой камац, только к нему ещё зачем-то присобачили букву ה. Пока остановимся на том, что такая бяка бывает, и что можно ожидать появления в составе некоторых огласовок букв ה, א и י, причём ה в такой роли может появляться только в конце слова. На чтении же огласовки это никак не отражается.

Классификация огласовок

Обратили внимание, что в столбце “полные” кроме точек и закорючек в составе огласовки присутствует согласная буква? Вот вам один способ классификации огласовок: огласовка, в состав которой входит знак буквы (вроде נָה), называется полной, а ежели таковой в неё не входит (как в נֻ или נְ), то неполной. Терминология здесь и далее невозбранно спёрта из учебника “Иврит через мозг”, так как с чем-чем, а уж с толковой терминологией там всё בסדר.

Полные огласовки, похоже, возникли раньше некудот - как буква ה в слове כְּתֻבָּה, из-за этого они немного со странностями - то одна и та же гласная буква разными полными огласовками обозначается, то вдруг согласная буква превращается в огласовку, как с союзом ו. Но до странностей мы доберёмся в своё время.

Ещё один способ классификации огласовок - по долготе. Дело в том, что в древности в иврите было аж 3 степени долготы гласных - сверхкраткие (хатафы), краткие (малые огласовки) и долгие (большие). И для каждой долготы гласной - своя огласовка. Это вам не английский с их ship и sheep. Но в современном иврите эта разница в долготе при произношении не только уменьшилась, но и вымерла вовсе. С одной стороны, это хорошо, так как сильно упрощает произношение. Однако, грамматически разные огласовки всё равно ведут себя по-разному, что проявляется при образовании различных словоформ, а этого добра в иврите тоже хватает, это вам не английский и не японский. Поэтому различать огласовки разной долготы всё-таки необходимо, и тут одинаковое произношение отнюдь не на пользу - долготу огласовки можно узнать только по словарю, да и то не по всякому, как мы с вами увидим, когда доберёмся до различных систем письма.

Итак, огласовки бывают: большие, малые, и хатафы, а также полные и неполные, конвенциональные и неконвенциональные. Причём:

Произношение огласовок и ударение

Огласовка читается после той согласной, к которой она пририсована. Единственное исключение - патах в конце слова под буквами ה, ח, ע читается перед буквой, а не после, да ещё и всегда безударен при этом. Это явление называется פתח גנובה [пата́х гнува́], что означает “вкравшийся патах” или, точнее, “патах украденной (буквы)” - как будто была какая-то буква, после которой стоял патах, но эту букву спёрли. Нам он уже встречался в слове “Ноах”, которое мы теперь гордо можем записать с огласовками:

נֹחַ

Теперь, увидев нечто подобное в словаре, мы всегда сможем не только правильно определить гласные, но и правильно расставить ударения. Кстати говоря, ударение в иврите может падать только на последний или предпоследний слог, если не считать заимствованных слов и “гибридов” вроде слова “пелефон”. Причём ударение на последнем слоге встречается чаще, чем на предпоследнем.

Теперь перейдём, собственно, к произношению огласовок. Большинство огласовок произносятся совершенно однозначно, но есть и трудности.

Звук [и]

Со звуком [и] проблем нет. Он может обозначаться только хириком, полным или неполным, и обратное тоже верно - хирик может обозначать только звук [и]. Нужно только не забывать, что полный хирик может быть ещё и неконвенциональным - то есть не с йудом, а с каким-нибудь алефом.

Из вышесказанного следует, что все слова, которые нам со звуком [и] попадались, были с хириками. Вот пример слова с неконвенциональным хириком:

רִאשוֹן [ришо́н]

Это слово означает “первый” и нам оно уже попадалось в названии воскресенья. Теперь мы знаем, что воскресенье на иврите יום ראשון [йом ришон], что всего лишь значит “день первый”. А вот слово с неполным хириком:

מִסְפָּר [миспа́р]

Это слово “номер”. Его вы можете услышать в электронной очереди с системой голосового оповещения. Оно служит своеобразным сигналом, получив который, нужно настраивать ухо на восприятие числительных, которые пойдут следом.

Звук [э]/[эй]

Звук [э] может обозначаться либо цере, либо сеголем, либо шва.

Причём цере может читаться как [э], а может читаться как дифтонг [эй]. Причём что полное, что неполное - наличие или отсутствие буквы י, вопреки логике, никак на чтении не отражается, поэтому даже по огласованному письму в словаре вы точное чтение не узнаете, если, конечно же, в словаре нет транскрипции - а в большинстве словарей её таки нет. Могу посоветовать словарь “ИРИС” Баруха Подольского - там транскрипция приводится на русском языке, однако появилась она там сравнительно недавно (на момент написания - март 2012 года), поэтому могут быть ошибки. Иногда же одно и то же слово можно встретить как в варианте с “эй”, так и в варианте с “э”. Например, саму огласовку цере иногда называют цейре. Также известно, что выходцы из Европы чаще говорят “эй”, а выходцы из Азии - чаще “э”. Для нас это всё означает, что звуки эти находятся в близком родстве, и могут быть различные допустимые варианты произношения. Со временем всё может устаканиться, примерно как сейчас в русском никто не говорит “тэрмин” или “булошная”.

С сеголем всё проще, там никакого “эй” быть не может, даже если он входит в состав неконвенциональной огласовки с юдом:

נֶי

Эта огласовка будет читаться как [э] и никак иначе - но при условии, что йуд входит в состав огласовки, а не является независимой согласной буквой. Как отличить одно от другого, мы поговорим несколько позже.

Также сеголь имеет интересное свойство. Есть целый ряд двусложных слов, называемых сеголатными, в которых второй огласовкой, а часто и первой тоже, является сеголь. Объединяет эти слова то, что у них у всех ударение падает на предпоследний (он же первый) слог. Пример такого слова:

שֶקֶל

“Ше́кель” - так называется израильская валюта. К этой же категории относится уже знакомое нам слово דֶרֶך.

Что касается огласовки шва, то правила на её счёт приведены в учебнике “Иврит через мозг”, но они достаточно сложны для запоминания. Можно сказать, что шва читается как [э] в тех случаях, когда отсутствие какой-либо гласной было бы трудно произнести, например в уже знакомом нам слове יציאה:

יְצִיאָה

Представьте себе, как бы это читалось, если бы шва не произносилась. “Йциа” - язык сломаешь! Заметим, что сочетание согласных может быть более или менее труднопроизносимым в зависимости от их положения в слове. Например:

רְשִימָה [решима́]

Это слово означает “список”, “заметка”, “запись”. Согласитесь, что “ршима” было бы выговаривать трудно? А теперь вспомните как называется двойной апостроф:

גֵרְשַׁיִם [герша́йим]

Здесь “рш” звучит уже нормально. Вообще в иврите сочетания букв и огласовок поддаются правилам, которые неплохо усваиваются интуитивно, а когда у вас есть уже более-менее приличный багаж примеров, можно углубиться в учебник “Иврит через мозг” и познать глубинный смысл уловленных закономерностей, уже навсегда закрепив в мозгу соответствующие правила.

Звук [а]

Звук [а] может обозначаться либо камацем (но не хатаф-камацем), либо патахом, причём в неконвенциональных огласовках их может сопровождать ещё и какая-нибудь буква. В отдельных случаях огласовка шва может читаться как [а], но такие случаи редки.

Чтобы совсем всех запутать, в иврите есть два одинаково пишущихся камаца. Отличать их друг от друга довольно трудно. Иногда, как в учебнике “Иврит через мозг”, малый камац обводят в кружочек, но даже в словарях это делают далеко не всегда. Как же отличать? А никак. Учить язык и вырабатывать интуицию. К счастью, малый камац встречается существенно реже большого, так что в большинстве случаев это всё-таки “а”. Если же нам будет попадаться малый камац, будем указывать в квадратных скобках транскрипцию.

В конце слова -а до безобразия часто обозначается неконвенциональной огласовкой “камац + hей”. Вспомним, например, слово סליחה:

סְלִיחָה

Звук [о]

Звук [о] чаще всего обозначается холамом, полным или нет. Малый камац достаточно редок, а хатаф-камац и того реже. В совсем уж редких случаях та же многострадальная шва тоже может читаться как [о]. Не будем тут разбираться, в каких, в учебнике “Иврит через мозг” всё и так написано.

Что же касается холама, необходимо помнить, что он может быть и неконвенциональным. Вот, к примеру, словечко:

זֹאת [зот]

Это женский род уже знакомого нам местоимения זה.

Неполный холам при ваве или перед вавом частенько выглядит идентично полному холаму самому по себе, хотя и может быть смещён чуть влево. В Unicode есть даже специальный символ “неполный холам для вава”. Но вообще вав с холамом - штука редкая. Обычно если слышится [во] в середине слова, то пишется бет без дагеша с каким-нибудь холамом, ну а в начале слова “во” я сумел найти только в заимствованных словах типа “водка”. А вот и пример слова с [во] в середине:

עֲבוֹדָה [авода́]

Это слово “работа”, в нём есть полный холам после буквы ב. Как мы догадались, что это полный холам, а не вав с неполным холамом? Очень просто: если бы это был вав с неполным холамом, буква ב осталась бы без огласовки, а такого не бывает. Как мы догадались, что точка над вавом не является неполным холамом при бете? Это также элементарно, Ватсон: тогда без огласовки остался бы сам вав!

Звук [у]

Звук [у] может обозначаться только двумя огласовками, причём обе они встречаются достаточно часто. Также радует, что шва как [у] не читается.

Слово כְּתֻבָּה с кубуцем мы уже знаем, а для шурука примеров ещё больше. Вот, например, слово “кибуц”:

קִבּוּץ

На русский язык это перевести проблематично, обычно кибуцы так и называют. Самая близкая аналогия - это “колхоз”.

Огласовка шва

Мы уже знаем, что шва имеет привычку читаться как попало. Есть у неё и ещё одна неприятная особенность: в конце слова она зачастую не пишется даже при огласованном письме. Правда, в конце слова она никогда и не читается, так что с точки зрения произношения проблем нет. А вот с точки зрения грамматики, иногда может понадобиться понять, стоит там шва или нет. В учебнике “Иврит через мозг” приводятся правила, позволяющие найти ответ на этот вопрос, но не всегда.

Матери чтения

Матерью чтения называется знак буквы, входящий в состав полной огласовки, а следовательно самостоятельной согласной буквой не являющийся, как буква ה в слове כתובה. На иврите матери чтения называются אימות קריאה [имо́т криа́], а в единственном числе - אם קריאה [эм криа́]. В конвенциональных огласовках эм криа может быть только ו (шурук и полный холам) или י (полное цере и полный хирик). В неконвенциональных же огласовках имот криа могут быть א, י и ה, причём они могут сочетаться с практически чем угодно, как в слове רִאשׁוֹן, где א приклеился к хирику. Как же отличить эм криа от нормальной буквы? Фундаментальное правило простое. Поскольку мы знаем, что у каждой буквы должна быть одна и только одна огласовка, то всё очень просто: если огласовка у буквы стоит, значит это именно буква. Ну а если огласовки нет, то стало быть эта буква обманная, а на самом деле она является эм криа. Точно также, кстати, и отличается шурук от вава с дагешем - если при ваве есть огласовка, значит вав с дагешем, а если нет - значит это шурук. В конце слова, правда, огласовкой может быть невидимый шва, но в конце слова вав с дагешем то ли вовсе не встречается, то ли до безобразия редок. Впрочем, даже если бы и встречался, можно было бы посмотреть на предыдущую букву - если при ней есть огласовка, значит вав сам себе буква, а если нет, то значит вав - это шурук.

В качестве примера для разбора возьмём то же слово קריאה:

קְרִיאָה

Что здесь א - согласная буква или эм криа? Очевидно, что согласная буква (хоть и нечитаемая), так как под ней стоит камац. А вот йуд - эм криа от полного хирика (о сколько мы умных слов знаем), так как при нём огласовки нет. А вот уже дважды знакомое нам слово יציאה:

יְצִיאָה

Единственная трудность здесь - понять, что шва читается, как “э” в данном случае, после чего слово читается однозначно как “йециа”, то есть первый йуд - согласный, а второй - эм криа. А вот новое слово:

מַכַּבִּיָה

Здесь вообще всё однозначно: [макабийа́] и никак иначе. Разве что надо знать заранее, что ударение падает на последний слог. Это слово обозначает еврейский аналог олимпиады, а ещё есть в Рамат Гане гостиница כפר מכביה (“Кфар макабия́”), что приблизительно можно перевести как “Олимпийская деревня”.

Но не всегда всё так просто. Есть нюансы.

Во-первых, в конце слова частенько стоит огласовка шва, и частенько она же не пишется, а лишь подразумевается. То же слово כְּתֻבָּה, как мы уже говорили, могло бы читаться как “ктубаh”, если бы ה был буквой, а не матерью чтения. Как отличить? Опять-таки никак. То есть имеется ряд сложных и не всегда соблюдающихся правил, изложенных в нашем любимом учебнике “Иврит через мозг”, но они не всегда применимы. Хорошо, если стоит мапик - это понятно, что это буква. Но, скажем, в алефе и йуде мапик никогда никто не ставит, а бывает что и в hее не ставят даже в словаре. С алефом ещё не страшно - он ведь и не читается вовсе, с hеем тоже не особо беда - он едва читается, но йуд-то читается весьма явственно. Значит, надо набирать опыт и тренироваться различать.

Во-вторых, не всегда можно понять, стоит огласовка при букве или нет. Если огласовка включает в себя всякие некудот, это легко. А если это шурук или полный холам? Вот пример из нашего любимого учебника:

מָאוֹר

Ну и как это читать? Есть два варианта:

  1. “Мем - камац - алеф - полный холам - реш - (шва)”. То есть при меме обычный камац (малый или большой), а при алефе стоит полный холам. Тогда оно будет читаться как “маор” или “моор” (если камац малый).
  2. “Мем - камац в составе неконвенциональной огласовки с алефом - вав - неполный холам - реш - (шва)”. То есть алеф приклеился к камацу при меме, образовав неконвенциональную огласовку, а дальше идёт обычный согласный вав с неполным холамом (причём применён типографический приём, при котором неполный холам ставится прямо над вавом, или просто шрифт такой, что непонятно, над ним он стоит или слегка левее). Тогда оно будет читаться, как “мавор” (но вряд ли “мовор”, так как неконвенциональные огласовки - большие, а значит малый камац исключается).

Правильный ответ - “маор”, а очередной набор правил на эту тему можете почерпнуть в учебнике “Иврит через мозг”. Мы же пока остановимся на том, что неконвенциональные огласовки встречаются не так уж часто (хотя и не редко), а уж таких неоднозначных ситуаций совсем мало, поэтому можно заглянуть и в словарь с транскрипцией.

Нечитаемые буквы и имот криа

Вернёмся к нашим любимым буквам א и ע. Мы уже говорили, что они не читаются, но любят изображать из себя гласные, причём делают это немного по-разному. Теперь мы можем уточнить, в чём же различие.

Буква א сама по себе как согласная не читается, но может выступать в грамматической роли согласной буквы, а может - в роли эм криа. И в том, и в другом случае она ведёт себя так, как будто читается как гласная (за исключением ситуации, когда это согласная буква с нечитаемым шва). И в том, и в другом случае утверждение “א читается как гласная” безо всяких уточнений, строго говоря, неверно. Как же правильно говорить?

Если א является эм криа, то правильно говорить о том, что как гласная читается огласовка, а буква א является лишь частью огласовки. Даже если некудот не проставлены, они всё равно подразумеваются, поэтому говорить, что א читается как гласная - ничуть не более корректно, что в русском языке говорить, что твёрдый знак читается как “й” в слове “въезд”, хотя на самом деле звук “й” от буквы “е”.

Если א является согласной буквой, то разумно говорить о том, что как гласная читается огласовка, следующая за א, а сама א либо не читается вовсе, либо читается как гортанная смычка. Пример:

מֵאָה

Читается это как [меа́] (в некоторых словарях, а также часто в разговорной речи - [ме́а]), а означает “сто”. Теперь мы можем грамотно осуществить фонетический разбор слова:

  1. Мем читается как [м].
  2. Неполное цере в этом слове читается как [э].
  3. Алеф не читается никак.
  4. Полная неконвенциональная огласовка из камаца и эм криа hей читается как [а].

Из-за того, что алеф даже в качестве согласной буквы не читается никак, в конце слова иногда невозможно понять, то ли это эм криа от предыдущей огласовки, то ли предыдущая огласовка неполная, а алеф стоит сам по себе, как согласная буква с огласовкой шва, которую просто не написали. К счастью, произношением эти два варианта не отличаются никак, поэтому если наша задача - только прочитать слово, то можно этим вопросом вовсе не задаваться. Если же мы хотим постичь тайный грамматический смысл буквы א, что иногда может понадобиться для образования словоформ - что ж, придётся консультироваться со словарём.

С буквой ע ситуация существенно проще. Эм криа она быть не может, поэтому если она изображает из себя гласную, так только потому, что при ней стоит огласовка, и вот эта огласовка-то и читается как гласная, даже если она не обозначена никак на письме.

Наконец, следует заметить важность гортанной смычки. Гортанная смычка может встречаться между двумя гласными либо между согласной и гласной. Казалось бы, между гласными она гораздо важнее, потому что там как раз прерывание потока воздуха заметнее всего - как в слове “uh-oh”. На практике же всё оказывается ровно наоборот. Видимо потому, что в иврите просто так две гласные подряд идти не могут, никто особо не парится с произнесением алефа или айина. В самом деле, если произносится [мэа], то всем и так понятно, что там алеф или айин, должна же [а] относиться к какой-то согласной букве. Единственное возможное исключение - патах гнува, который создаёт стык двух гласных, но разночтение между патах гнува и алефом/айином между гласными, по видимому, редко (никогда?) приводит к путанице. Так или иначе, гортанных смычек между гласными в современном иврите не осталось, хотя две гласные слышатся всегда отчётливо, даже если они совпадают - в слове “таам” должно быть именно два “а”, а не долгая “а”. Впрочем, у нас в русском удвоенные гласные тоже есть, а долгих - нет, поэтому нам к такому привыкнуть очень легко.

А вот с гортанной смычкой между согласной и гласной всё гораздо строже. Вот, например, слово:

פִּתְאוֹם [пит-о́м] - внезапно

Казалось бы, какая тут нафиг гортанная смычка? Чтобы прервать поток воздуха, нужно чтобы этот поток был, а какой может быть поток воздуха при произнесении [т]? Тем не менее, гортанная смычка тут есть, и после произнесения [т] поток воздуха прерывается - тот самый поток, из которого затем получается звук [о]. Получается этакая пауза. Причём в отличие от ситуации с двумя гласными, гортанная смычка играет здесь существенную роль. Вот, к примеру, совсем другое слово:

פִּיתוֹם [пито́м] - чревовещатель

Видите, оно отличается только одной лишь гортанной смычкой, хотя пишется по-другому. Вот чтобы такие слова не путались, гортанную смычку между согласной и гласной произносить нужно обязательно.

Полное письмо

Если вы внимательно следили за моими манипуляциями в самом начале, когда я на примере слова כְּתֻבָּה начал объяснять, что такое огласовки, то у вас обязательно должен был возникнуть вопрос, почему я с самого начала это слово записал как כתובה? Откуда взялся лишний вав? Ведь мы уже достаточно умные, чтобы понимать, что там кубуц, а не шурук. Так вот, в современном иврите при письме огласовки не используются, а поскольку без них читать тяжело, эти хитрые евреи придумали ещё один способ записи гласных. А точнее даже два способа - вот в чём трагедия.

Первый способ называется полным неогласованным письмом. Это основной способ, используемый ныне в Израиле. Делается примерно следующее (строгих правил тут нет). Сначала выбрасываются все некудот, дагеши, мапики и точки шина-сина. То есть остаются одни только согласные буквы и имот криа. Затем в тех местах, где есть звук “о”, обозначенный неполным холамом (но не малым камацем или хатаф-камацем) или звук “у”, обозначенный кубуцем, вставляются буквы ו. А в тех местах, где был звук “и”, обозначенный неполным хириком, вставляется י. То есть мы как бы считаем, что “у” - это у нас всегда шурук, а холам и хирик у нас всегда полные. Ну а если нет ни вава, ни йуда - значит это либо “э”, либо “а”, либо вообще шва. Чтобы совсем всех запутать, йуды и вавы, если они изначально обозначали согласные, обычно удваиваются. Поэтому-то слово “шва” и пишется как שווא. Радует только то, что вавов и йудов в результате удвоения никогда не становится более двух подряд. Хотя если их изначально, в классической орфографиии больше двух подряд, то никуда они не исчезнут. Также удвоение вавов и йудов часто не происходит, если рядом есть эм криа.

Наконец, следует ещё раз подчеркнуть нестрогость вышеперечисленных правил. Например, частенько “и” вовсе не обозначается йудом, особенно в начале слова, а “о” - не обозначается вавом. Вот пример слова:

תקוה [тиква́]

Переводится это слово как “надежда”, а с определённым артиклем - התקוה - это название гимна Израиля, причём в нём почему-то ударение на второй слог: [haти́ква]. Так вот, это слово, во-первых, демонстрирует нам неполный хирик, который пропал, а йуд так и не появился. Во-вторых, в нём есть вав, соседствующий с эм криа ה, так вот этот вав то удваивается, то нет. То есть написание תקווה - тоже правильное.

Бывает и так, что камац катан обозначается вавом. Вот слово:

תָּכְנָה - תוֹכנָה - программа (компьютерная)

Шва частенько не пишут, если он не читается, как в этом примере. Хотя строго говоря, это уже не полное огласованное письмо получается, а частично огласованное - есть в иврите и такое извращение. Степень огласовки может быть всякая разная, вплоть до того, что может быть в неогласованном тексте проставлена одна огласовка, чтобы избежать неоднозначности, как у нас ставят ударения в некоторых словах в похожих ситуациях.

Также не следует забывать про неконвенциональные огласовки, которые никуда не деваются, а потому йуд, hей или алеф могут вообще обозначать любую гласную, кроме разве что “у”. Есть более точные правила, изложенные в том числе в нашем любимом учебнике-справочнике, однако они полны тяжёлых для усвоения на данном этапе терминов, поэтому от них проку чуть.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что самый толковый способ освоить неогласованное письмо на первом этапе - это читать побольше, пользуясь словарём.

Кстати, о словарях. Пора поговорить о втором современном способе письма, называемом полным огласованным письмом. Капитан очевидность как бы говорит нам, что это то же полное письмо, только ещё и огласованное. Делается так: берём полное неогласованное письмо и расставляем некудот так, чтобы было более-менее понятно, как оно читается, и по возможности чтобы огласовки совпадали с классической орфографией. Например, многострадальное слово כתובה превратится в

כְּתוּבָּה

То есть “кубуц” в результате превратился в “шурук”, чтобы сохранить вав из полного неогласованного письма, а в остальном ничего не изменилось. Если попадаются удвоенные вавы и йуды, то огласовка ставится при втором. Например, слово “шва”:

שׁווָא

Если не знать про удвоение вава, то вообще непонятно, к чему первый вав относится - матерью чтения он быть не может, так как нет точки от шурука или полного холама, согласной буквой тоже - так как при нём нет огласовки. Из этого можно сделать однозначный вывод, что он не относится ни к чему, и вообще он тут лишний.

Зачем нужно полное огласованное письмо? От него одни беды - и с классической орфографией оно не совпадает, а значит не имеет той грамматической ценности, и прелестями неогласованного письма оно тоже не обладает. Применение одно: в словарях. Встретив в полном неогласованном письме слово, найти его в словаре можно, если известно как оно в этом самом словаре пишется. А поскольку написания слов в полном ограсованном письме совпадают с точностью до буквы, читателю не придётся гадать, какие вавы и йуды нужно выкинуть, чтобы привести слово к словарной форме. А поскольку некудот в наличии, то по словарю легко понять, как оно читается. Если же нужно просечь глубинный смысл грамматики данного слова, придётся искать его в словаре с классической орфографией. Из всех, что мне удалось найти в Интернете, впечатление самого приличного производит англо-ивритский Morfix, но и там не все слова в классической орфографии есть.

Заключение по огласовкам

Итак, теперь мы знаем, что гласные в иврите обозначаются эфемерными сущностями, именуемыми огласовками, и частенько не обозначаемыми на письме. Мы знаем, какие огласовки бывают, и как они могут читаться.

Мы также знаем чем классическая орфография отличается от полного огласованного письма и что такое полное неогласованное письмо, которое в современном Израиле и является основным способом записи текста.

Теперь мы можем вместо транскрипции приводить написание слова в классической орфографии, если чтение огласовок однозначно. Мы также можем приводить слово в полном огласованном варианте, что позволит нам вообще не указывать транскрипцию - но это только в том случае, если для нас в данный момент неактуальна грамматическая информация, “зашифрованная” в классической орфографии.

Теперь пора бы начать осваивать грамматику и учиться строить простейшие предложения.