ГОТОВИМСЯ К ТОТАЛЬНОМУ ДИКТАНТУ – 2018

ПУНКТУАЦИЯ ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИЯХ

Согласованные определения уподобляются определяемому имени в роде, числе и падеже, выражаются одиночными прилагательными, местоименными прилагательными (этот, такой) и причастиями, а также оборотами, в которых прилагательные и причастия являются главными словами: записная книжка, эта книжка, исписанная книжка. 

Согласованным (хотя и не по всем признакам) является также приложение –определение, выраженное именем существительным, которое согласуется с определяемым именем в падеже, например: соседка, женщина лет тридцати; зашел к соседке, женщине лет тридцати; встретил соседку, женщину лет тридцати.

Несогласованные определения выражаются именами существительными в формах косвенных падежей (часто с предлогами), например, дом с крылечком.  

Правила обособления определений и определительных оборотов

Не обособляются одиночные определения и определительные обороты в стандартных позициях:

– согласованные определения непосредственно (!) перед определяемым именем;

– несогласованные определения после определяемого имени.  

1) Это был длиннобородый близорукий старик в толстых очках, в потертой тужурке почтового ведомства со скрещенными медными рожками и молниями на петлицах. [К. Г. Паустовский. Книга о жизни. Далекие годы (1946)] 2) Когда он видел неправильно написанное слово, его действительно и в прямом смысле физически тошнило. [Алексей Слаповский. Большая Книга Перемен // «Волга», 2010] 3) Это был артист Меркурьев. [Сергей Довлатов. Наши (1983)]    

Обособляются

1) одиночные определения и определительные обороты в нестандартных позициях:  

В сумерки корабль, занесённый снегом и освещённый огнём фонарей, казался даже собственным матросам нарядным и лёгким [К. Г. Паустовский. Орест Кипренский (1936)]; К старухе неожиданно приехал из Парижа сын-художник, бородатый, веселый и чудной [К. Г. Паустовский. Золотая роза]; Вошла соседка Анна, доктор педагогических наук (В ночь на Ивана-Купалу // «Трамвай», 1990).

Ср.: В застывшем небе гасло освещенное холодным закатом последнее облако (стандартная позиция- согласованное определение непосредственно перед определяемым словом) / В застывшем небе гасло последнее облако, освещенное холодным закатом (нестандартная позиция – согласованное определение после определяемого слова) / В застывшем небе, освещенное холодным закатом, гасло последнее облако (нестандартная позиция – согласованное определение на расстоянии от определяемого слова).

2) Всегда обособляются любые определения в любых позициях, если определяемое имя – личное местоимение:

Мы следили за неясным бормотаньем профессора, завороженные чудом человеческой мысли / Мы, завороженные чудом человеческой мысли, следили за неясным бормотаньем профессора / Завороженные чудом человеческой мысли, мы следили за неясным бормотаньем профессора.

3) Обособляется в любой позиции и при любом определяемом имени причастный оборот или оборот с главным словом – прилагательным, если он является не определением, а обстоятельством (это тоже отклонение от стандарта – функция не определительная, а обстоятельственная):  

Поглощенная собственными ощущениями, девушка не слышит моей мольбы. Почему она не слышит моей мольбы? – Потому что она поглощена собственными ощущениями.  

Промокшие в холодной воде, ноги костенели. Почему ноги костенели? – Потому что они промокли в холодной воде.  

Уже взрослый, отец не мог понять смысла этих обид = Несмотря на то, что отец был уже взрослым, но он все равно не мог понять смысла этих обид.


УПРАЖНЕНИЕ. Расставьте знаки препинания в выделенных курсивом конструкциях:

  1. Он только начал сбегать по ступенькам – ноги сами летели вниз, легко, по-юношески, – а навстречу ему по тем же ступенькам уже бежали вверх другие ноги, в черных начищенных сапогах.
  2. Степан, сунув в карман давно заготовленную пузатую бутыль темного стекла, отправился к управдому.
  3. Долго семенит по лысому обледенелому двору, затем по узкому коридору – вслед за нескладным солдатиком, что шагает впереди, освещая закопченной керосинкой сочащиеся влагой, бугристые каменные стены.
  4. Сапоги хрумкают по утоптанной тропинке вдоль длинного стрелой пронзившего город озера Булак.
  5. Сонный город зажигает первые огни, выпускает редких заспанных прохожих на улицы.
  6. Растворенные в синей утренней дымке проплывают свечки минаретов – Юнусовская мечеть, Апанаевская, Галеевская.
  7. Вот – у пробегающей мимо девицы из третьего отдела глаза под густо накрашенными тушью ресницами испуганные и красные, как у кролика.
  8. Краем глаза он замечает в глубине кабинета несколько перевернутых стульев на заваленном бумагами полу, широко распахнутый рот сейфа и темно-серый силуэт у окна погруженный в чтение документов.
  9. Только одет странно, как нищий, – в очень ветхий проеденный молью и рваный во многих местах старинный мундир синего цвета, на обмотанных тряпьем ногах – домашние тапочки без задников.
  10. Глаза взрываются красным за вмиг зажмуренными веками.
  11. Под ногами – бесконечные ленты рельсов и ребра шпал, по которым торопливо шагают размокшие от липкого снега валенки, разбитые башмаки, измазанные грязью сапоги переселенцев.
  12. Мелькают намалеванные белой краской на боку неровные буквы «К счастью – вперед!», плотный воздух хлещет по лицам, – и паровоз уже уносится прочь, таща за собой длинную цепь громыхающих вагонов.
  13. Все встречаются у большого вагона сбитого из кривоватых плохо оструганных покрытых рыжей краской досок.
  14. Жирная кривая черта на истерзанном пишущей машинкой листе плывет над толпой.
  15. Статная дама с высокой прической, на закрученных башней полуседых волосах – та самая ярко-зеленая шляпка с вуалью.
  16. Рядом с Зулейхой, под самой крышей, – окошко маленькое размером с печное разлинованное ровными металлическими полосками в сером бархате инея.
  17. Спешат куда-то люди окруженные блестящими лезвиями штыков.
  18. И вот уже вплывает в купе аромат разваристой сдобренной щепоткой сала перловки.
  19. Зулейха вжимается лицом в свой полушубок подложенный под голову вместо подушки.
  20. Знатная папка заслуженная.
  21. Медведей можно держать, не то что ослабленных долгими месяцами пути людей.
  22. Игнатов проснулся, метнулся за ней, глядь – а вокруг-то уже, мать родная: горизонт качается, волны швыряются пеной, чайки стрелами мечутся в воздухе, матросы носятся, как кошки с подожженными хвостами.
  23. Из растревоженного колышущегося илистого облака – к далекой светлой ряби.
  24. Когда всех их обессиленных дрожащих от холода, положили на палубу и велели снять и отдать на просушку мокрую одежду, Зулейха сунула руку в карман – за сахаром.
  25. Игнатов стоит посреди кубрика голый закутанный в мешковину придерживает ее рукой на груди; голова еще мокрая с обрывками водорослей. (не определение, а сказуемое!)
  26. Ее жизнь казалась ему единственным прощением за остальные погубленные.
  27. Рядом копошится Лукка Чиндыков рыжебородый чуваш.
  28. Чувствовал терпкий аромат духов смешанный с легким чуть горьковатым запахом пота.
  29. Вольф Карлович видел университетскую площадь сияющую чистотой под золотыми лучами солнца; никуда не спешащих почтительно ему улыбающихся студентов; сверкающие незамутненной белизной абсолютно гладкие колонны.
  30. Из университета прислали за ним шикарное сверкающее черным лаком и хромированными ручками авто.
  31. В расположенный у самого кремля госпиталь его везли по Воскресенской, в окне автомобиля мелькнул спуск к Черному озеру и краешек его дома.
  32. Овеявшего себя заслуженной фронтовой славой героя-профессора направили на новое задание – командовать военной флотилией в мутных желтых водах восточных морей.
  33. Земля у воды плотная глинистая густо замешенная с крупными и мелкими камнями.
  34. У костра неровной кучей валяются оставленные Кузнецом вещи и инструменты.
  35. Орудуя самодельным откосом из камня привязанного к веревке он тщательно выровнял стены, в некоторых местах выгладил ладонью.
  36. Игнатов лежал на своих нарах сооруженных в некотором отдалении от остальных и мрачно думал о том, что они не успели заготовить достаточно дров.
  37. Иногда в глазах этих истощенных истонченных голодом и страданием пожилых людей Игнатов читал что-то похожее на робкую ненависть.
  38.  «Супрематизм», – непонятно сказал однажды Иконников, разглядывая лохматое плетеное нечто только что сотворенное его руками.
  39. Наружная дверь сплетенная из березовых прутьев и укрепленная дерном вперемешку с глиной лежит на земле – ее нужно приподнять и протиснуться в образовавшуюся щель.
  40. Ныряет в тесное заполненное тяжелым и теплым воздухом запахом трав рыбы древесной коры еловых иголок дыма раскаленных камней звуками кашля и тихими разговорами пространство землянки.
  41. Ярко горящая над котлом с водой лучина освещает неровным светом мрачные с четко обрисованными углами скул и складками морщин лица.
  42. Игнатову из окна хорошо был виден его длинный и черный с хищными усами антенн и выпученными глазищами фонарей катер вдруг нарисовавшийся на темно-синем зеркале воды.
  43. Зеленые желтые темно-голубые они яркими грибами выглядывают из-под сугробов.
  44. Мы для него – и яму, и приманки, а он сам пришел незваный шишечками можжевеловыми полакомиться.
  45. Когда Юзуф уже обученный чтению Изабеллой увидел на обложке учебника фамилию автора – Я.З. Кислицын – он изумленный подошел к Яков-Завьялычу: «Вы однофамильцы?» – «Да, – усмехнулся тот невесело, – полные тезки. Можно сказать – абсолютные».
  46. Тот голоногий что все про деда своего рассказывал, – тоже.
  47. Где-то там, в вышине не видный с берега торчит утес, с которого Игнатов вчера обозревал окрестности.
  48. Печки обещали привезти из города железные.
  49. Отправленные за тысячи километров от родного дома они, за шесть-восемь лет оправившись от удара и немного освоившись на чужбине, исхитрялись и тут заработать лишнюю копейку, отложить, а после прикупить на нее личный хозяйственный инвентарь и даже скот.
  50. Тугая обитая на зиму войлоком она тяжело подается, сквозь щель влетает колкое морозное облако.