Амлед, конунг ютландский

(Драма, семейный, 18+ действующих лиц)

 

Действующие лица:

1. Амлед – юноша бледный со взором горящим.

 

2. Фенган – солидный, возможно даже грозный, викинг лет за сорок.

 

3. Герута – дама лет за сорок, отмеченная следами как нездорового образа жизни, так и былой красоты.

 

4. Йорик – пожилой викинг крайне хитрого вида.

 

5. Скальд.

 

6. Ульфрика – северная красавица в стиле «коня на скаку остановит».

 

7-8. Росакранс и Гютлинстьярна – двое викингов, чем-то неуловимо (или вполне уловимо) похожих друг на друга.

 

9. Тень Отца Амледа – шлем, доспехи, борода.

 

10. Олаф Моржовая Погибель – интеллигентного вида викинг, в полосатом шарфике и шлеме с круглыми наглазниками.

 

11. Английская конунгиня-мать – бодрая элегантная старушка с сумочкой

 

12-13-14-15-16-17. Суровые викинги массовки – минимальное количество – трое, максимальное количество лимитировано только численностью добровольцев и вместительностью сцены.

 

18+ Огромная Двуручная Секира – огромная двуручная секира крайне зловещего вида.

 

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

(Осень в Ютландии)

 

Главный зал дворца ютландских конунгов. Длинный стол, с лавками по бокам и троном во главе, стены, увешанные оружием, чучело лося у одной из стен, большое количество аутентичного древнескандинавского барахла. На сцене СКАЛЬД.

 

СКАЛЬД

...Шёл век восьмой от года рождества... не помню: Одина, Хеймдалля или Фрейра... То было время славное для нас, для викингов: норманнов, скандинавов, исландских заполярных отморозков, лихих норвежцев, яростных датчан, которые под флагом росомахи готовы были грабить хоть дворец, хоть церковь, хоть безлюдную скалу, повсюду находя себе поживу. Мы плавали и в Грецию, и в Рим, на земли франков ужас наводили, и даже до брегов винландских дальних нас доносили лебеди морей. В Гардарике и Галлии нормандской – повсюду наши люди... Красота! То было время воинов могучих, на шлем крепивших бычии рога, чтоб после битвы пить из них в три горла. То было время доблестных мужей, что никогда не брились топорами, но, заточив об бороду топор, бросались в смертный бой и побеждали. Берсеркеры бродили тут и там, порой зубами в гневе разрывая... медведей, если те встречались им, когда в лесу кончались мухоморы. Я скальдом был при конунге в те дни... а после при другом, потом при третьем – что делать, злое время, злые люди... Ютландцы – это, я скажу, не свены. Порой в кругу семьи творят такое, что не забыть за дюжину веков.

 

Два СУРОВЫХ ВИКИНГА МАССОВКИ вносят на сцену ТЕНЬ ОТЦА АМЛЕДА, лежащую на щите, в полном доспехе, с ОГРОМНОЙ ДВУРУЧНОЙ СЕКИРОЙ в груди.

 

СКАЛЬД

Вот конунг наш отважный, Хорвендил, что в битвах сокрушил норвежцев рати, добыл в бою несметные богатства, взял в жёны дочь владыки всех датчан и правил нами мудро и достойно. А впрочем, он семь лет уже как умер, и в саге его нету. Унесите!

 

СУРОВЫЕ ВИКИНГИ МАССОВКИ уносят ТЕНЬ ОТЦА АМЛЕДА, по пути роняя ОГРОМНУЮ ДВУРУЧНУЮ СЕКИРУ . Входит ФЕНГАН, украдкой подбирает с пола ОГРОМНУЮ ДВУРУЧНУЮ СЕКИРУ и застенчиво прячет её за спинкой трона.

 

СКАЛЬД

Вот Фенган, брат его, что правит ныне – клятвопреступник, вор, братоубийца, и вообще – хороший человек! Отправил брата пировать в Вальхаллу, женился тотчас на его вдове, забрал себе и земли, и дружину, и все богатства, взятые в бою. Коварен он как Локи, зол как Фенрир, душою ядовит как Ёрмунганд.

 

ФЕНГАН садится на трон. Входит ГЕРУТА, присев на скамью рядом, наливает себе вина из бочонка в рог.

 

СКАЛЬД

А вот Герута – честная вдовица, мать любящая, верная жена. Способна перепить любого ярла, и вообще – достоинств в ней не счесть.

 

Входит ЙОРИК.

 

СКАЛЬД

А это Йорик – Фенгана советник. В Ютландии он также прозван «Шут» за мерзкую привычку насмехаться, когда с другим случается беда. Всегда готов он конунгу помочь в делах обмана, лжи и вероломства. Злопамятный. Коварный. Не смешной.

 

Входят РОСАКРАНС и ГЮТЛИНСТЬЯРНА.

 

СКАЛЬД

А это – Росакранс и Гютлинстьярна, хускарлы Фенгана, подручные его на поле боя, в кознях и забавах. Характером спокойны. Не женаты.

 

РОСАКРАНС и ГЮТЛИНСТЬЯРНА садятся за стол. Входит ОЛАФ МОРЖОВАЯ ПОГИБЕЛЬ, застенчиво садится с краешку.

 

СКАЛЬД

А вот английский славный конунг Олаф по прозвищу Моржовая Погибель – усердный собиратель даненгельда, что правит в Мерсии, Лутоне и Эссексе. От Оркнея до южных берегов наводит ужас он на англосаксов. Гостеприимен, щедр, но увы – живёт не здесь, а в Кембридже далёком.

 

ОЛАФ МОРЖОВАЯ ПОГИБЕЛЬ встаёт из-за стола и уходит. В зал один за другим входят СУРОВЫЕ ВИКИНГИ МАССОВКИ и рассаживаются за столом. Входит УЛЬФРИКА с подносом и идёт дальше, раскладывая по столу ковриги хлеба и миски с чем-то ещё. Последним входит Амлед. Одет крайне неряшливо, обвешан деревянными крючьями, в руках весло. Шатаясь и цепляя СУРОВЫХ ВИКИНГОВ МАССОВКИ крючьями на одежде, пробирается к столу.

 

СКАЛЬД

Сын Хорвендила – славный юный Амлед. Увы, слегка не дружит с головой... ну, а порой и вовсе с ней враждует, сражаясь с головою исступлённо, бия её об стену и об пол. Посмешище для ярлов и для трэлей, печаль для матери, заноза в… пятке дяди.

 

АМЛЕД, растолкав СУРОВЫХ ВИКИНГОВ МАССОВКИ, плюхается на скамью и со всей дури ударяет по блюдам веслом

 

ФЕНГАН (в гневе вскочив из-за стола):

Ты что творишь, губитель дара Фрейра?!

 

АМЛЕД (сгребая веслом пищу в свою сторону):

Себе желаю нынче на обед веслом отрезать славный ломтик моря!

 

ФЕНГАН (в гневе вскочив на трон):

Уйди, безумец, прочь из-за стола! Садись от нас подальше, к очагу, в золу – тебе не место между нами! Эй, заберите у него весло!

 

Происходит короткая потасовка, по окончанию которой СУРОВЫЕ ВИКИНГИ МАССОВКИ отнимают весло, выносят АМЛЕДА из-за стола и бросают у очага. АМЛЕД отряхивается и начинает вырезать очередной деревянный крюк.

 

ФЕНГАН (садится обратно на трон):

Побрала б Хель проклятого безумца! Он давеча в мой пиршественный зал принёс на палке дохлую ворону. Сказал, что, знамя ворона поднявши, он за обедом пленных не берёт!

 

ЙОРИК (подносит АМЛЕДУ миску с надкусанными хлебом и мясом):

Чем занят славный Амлед?

 

АМЛЕД (радостно улыбаясь):

Крючкотворством! Готовлю для отмщенья за отца я леску, поплавки, крючки и сети! Клянусь, что будет славною рыбалка, какой и старый Хюмир не видал в тот день, когда отплыл он в море с Тором, чтоб мирового змея изловить!

 

ЙОРИК, пожав плечами, возвращается на место.

 

ФЕНГАН (торжественно):

Я здесь собрал вас, хёвдинги и ярлы, чтоб разделили вы мою печаль. Уже семь лет прошло со дня, когда, увы и ах, остался я без брата. И надобно ли мне напоминать вам о том, как сгинул брат мой Хорвендил?

 

СУРОВЫЕ ВИКИНГИ МАССОВКИ:

Не надо, конунг, мы отлично помним!

 

ФЕНГАН (надрывно):

Я всё же вновь поведаю о том, что приключилось в день моей печали, когда узнал я страшное! Мой брат посмел обидеть кроткую Геруту!

 

ГЕРУТА то ли от удивления, то ли от возмущения, то ли от тяжести накативших воспоминаний прошлого, поперхнувшись вином, надсадно кашляет. ФЕНГАН, ласково похлопывая её по спине, прижимает её лицо к своей груди, что надёжно глушит все её дальнейшие комментарии к его речи.

 

ФЕНГАН (трагически):

Сперва я не поверил, хоть и знал, что брат мой был весьма жесток и буен. И только лишь узнав наверняка, явился я в покои Хорвендила. Ему сказал я: «Брат мой и король, пристало ли тебе творить такое? Ужель рука, разившая врагов, поднялась на законную супругу? Да будет мне свидетельницей Фригг, ты навлечёшь позор на род наш славный!». Сказал я – и взъярился Хорвендил. Взревел как бык, окрысился как вепрь, и, позабывши дружбу и родство, убить меня поклялся страшной смертью. Занёс свою секиру надо мной, но в тот же миг, споткнувшись на ступенях, он на неё упал семь раз подряд, а на восьмой ещё и подавился, язык себе случайно прикусив. А я стоял в печали – ведь невольно навлёк я смерть на брата своего. И до сих пор лежит на сердце тяжесть…

 

ЙОРИК:

О славный Фенган, не вини себя! Ты совершил достойное деянье!

 

РОСАКРАНС:

Тебе свидетель однорукий Тюр, что был ты прав во всех своих поступках!

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА:

О хёвдинги и ярлы! Кто из вас сравнится с нашим конунгом в отваге?!

 

СУРОВЫЕ ВИКИНГИ МАССОВКИ:

Восславьте, люди, нашего вождя! Будь славен, младший отпрыск Гервендила, достойнейший из двух его сынов! Воспойте справедливость ноши трона! Да будет здрав наш сухопутный кормчий! Насест венца, блистающий отвагой, да славится навечно среди нас! Поднимем рог во здравие владыки!

 

Все пьют. ГЕРУТА отходит к винному бочонку и цедит из него себе рог за рогом. Амлед незаметно ускользает из зала. Вдоль стола ходит УЛЬФРИКА с подносом, время от времени ударяя кого-нибудь промеж глаз в ответ на знаки внимания СУРОВЫХ ВИКИНГОВ МАССОВКИ. СКАЛЬД поёт.

 

СКАЛЬД

В подгорных пещерах, сокрытых от света,

Назвав себя «Бёльверк», что значит «злодей»,

Медвяный и терпкий напиток поэтов

Владыка наш, Один, добыл для людей.

 

Он многое помнил, он многое ведал,

Грядущее зрил сквозь века наперёд –

И всё-таки Один забыл про медведей,

Забыл он, как любят косматые мёд.

 

Захочет певец о прекрасном поведать,

От песни замрёт в упоенье душа –

Но тут же из леса сбегутся медведи

И спляшут на скальдовых нежных ушах.

 

Я много их видел – и бурых, и серых,

Белее метели, чернее угля,

Мне мёду отмерено полною мерой,

И уши оттоптаны, уши болят.

 

Пускай твоя песня – отрада для слуха,

Пускай твой талант удивил белый свет,

Но если медведь не топтал твоё ухо,

Напрасны старания – ты не поэт.

 

Величие мести доступно немногим,

Но сердце моё согревала мечта:

Зимою медведя поднять из берлоги

И яростно уши ему оттоптать.

 

Был труден мой путь сквозь года и невзгоды,

Но ныне свершилось отмщенье моё –

Несите нам кружки горячего мёда,

И спляшет вам скальд, и медведь вам споёт!

 

ЙОРИК (встаёт, прокашливается)

Хвала и честь вам, хёвдинги и ярлы, что вы явились нынче погостить. Как Всеотцу гостеприимство в радость, так рад и Фенган усадить за стол своих друзей, чьи руки равно крепко удержат и копьё, и рог хмельной.

Но нынче конунг хочет в одиночку подумать о грядущем в тишине.

 

ФЕНГАН (поднявшись с трона)

Клянусь, вам, ярлы, помыслы мои на тинге вам поведаю весною. И вместе мы решим, куда нам плыть: в Константинополь – торговать мехами; на берег Балтов – покупать янтарь; а может быть, в Исландские пределы – бросать на счастье кольца в Эйяфьядль… Эйяфь… Эйяфьядлай… Проклятье, Йорик, сейчас язык сломаю об вулкан!

 

ЙОРИК

Эй-яфь-яд-лай-ё-кю-дль, мой славный конунг. В Исландии верней приметы нет: кто бросит перстень в огненное жерло, тому в бою победа суждена.

 

(все начинают вставать из-за стола)

 

СУРОВЫЕ ВИКИНГИ МАССОВКИ

Благодарим за угощенье, конунг! Мой меч всегда с тобой! И мой! И мой! Моя дружина в дюжину мечей! И мой отряд, а в нём полсотни луков! Мой хирд, а в нём семь раз по семь секир! Мой драккар, изукрашенный щитами! И два моих, что вчетверо быстрей! Удачи конунг, свидимся на тинге!

 

(все расходятся. на сцене остаются ФЕНГАН, ЙОРИК, РОСАКРАНС и ГЮТЛИНСТЬЯРНА)

 

ФЕНГАН (откидываясь на спинку трона)

Теперь, когда здесь нет чужих ушей, велю я вам поведать без утайки – грозит ли нам какая-то беда? Шалят ли нынче свены в наших фьордах? Норвежцы ли идут на нас войной? А может, напророчил старый годи мороз, неурожай и мор скота?

 

ЙОРИК

Клянусь мой конунг, всё благополучно!

 

РОСАКРАНС

Норвежцы не оправились ещё от пораженья в битве с Хорвендилом…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

...А свены, осторожны и хитры, от наших фьордов держатся подальше…

 

ЙОРИК

...А годи, потеряв последний зуб, стал нелюдим и перестал пророчить.

 

РОСАКРАНС

...Одно лишь досаждает нам порой…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

...Один пустяк, одна заноза в пятке…

 

ЙОРИК

...То юный Амлед, горькая досада, наш стыд, позор и головная боль.

 

ФЕНГАН (грозно)

Эй, вы! Почтенье к роду Гервендила! Клянусь, что мой племянник не пустяк – он тяжкое ходячее проклятье! Он не заноза в пятке – он копьё, что в печени моей засело крепко. Он в глупости своей за годом год мне досаждает хуже старой раны!

Ну, ладно… Расскажите мне, чего же сумел он учудить на этот раз?

 

РОСАКРАНС

Поехали вчера мы на охоту…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

...А с нами Амлед увязался вслед...

 

РОСАКРАНС

...Точнее, мы его позвали сами…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

...В надежде на медведей, росомах…

 

РОСАКРАНС

...На волчьи стаи и коварных рысей, что, может, загрызут его в лесу…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

...Он сел на лошадь задом наперёд, но…

 

ФЕНГАН (заинтересованно)

Упал с неё?

 

РОСАКРАНС (потирая левое плечо)

Ах, если бы упал!..

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА (потирая правое плечо)

…Взбрыкнула лошадь задними ногами и нас обоих повалила с ног!

 

ФЕНГАН (рассмеявшись)

Хорошее начало для охоты! Прошу вас, продолжайте свой рассказ.

 

РОСАКРАНС

Мы привязали Амледа к седлу…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

...Как был – спиною к лошадиной гриве…

 

РОСАКРАНС

...И поскакали в лес во весь опор…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

...Но Амледа и это не смутило…

 

РОСАКРАНС

...Он лошадь крепко ухватил за хвост…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

...И стал тянуть направо и налево…

 

РОСАКРАНС

...И лошадь без поводьев и узды исправно объезжала все преграды.

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

Воистину, удачливы глупцы!

 

ФЕНГАН

Поведайте мне: что же было дальше?

 

РОСАКРАНС

В лесу нам повстречалась волчья стая...

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

...Мы пропустили Амледа вперёд…

 

РОСАКРАНС

...Надеясь, что они его прикончат…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

...Но волки, увидав его, смутились

 

РОСАКРАНС

...И, хвост поджав, бежали дружно прочь...

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

И молвил Амлед: «Славные лошадки!..»

 

РОСАКРАНС

«...Сильны, быстры и мастью хороши…»

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

«...Таких не сыщешь в табуне у дяди…»

 

РОСАКРАНС

«...Ему бы подарить таких коней…»

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

«...Они его табун украсят славно»

 

ФЕНГАН (вскакивает в ярости, бьёт кулаком по подлокотнику трона)

Проклятие! Сбылись его слова! Мне доложили слуги, что во двор сегодня к нам пробралась волчья стая! Загрызли трёх коров и восемь коз, вдобавок унесли того гуся, что был откормлен к празднованью Йоля! Клянусь я: этот дурень дурноглазый порою хуже лютого врага!

 

РОСАКРАНС (трогая висящий на стене меч)

Так, может, стоит «чик» его по горлу?

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА (трогая висящую на стене булаву)

А может, лучше – по затылку «тюк»?

 

РОСАКРАНС (трогая висящий на стене топор)

А можно «хрясь» с размаху по макушке…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА (трогая висящее на стене копьё)

А также можем «пырь» его в живот, коль ты такой приказ отдашь нам, конунг.

 

ФЕНГАН (печально)

Увы, нельзя ни «чик», ни «пырь», ни «хрясь». Отец Геруты, конунг Рорик Датский, конечно, стар, но нравом крут весьма. Коль причиню я Амледу обиду, верховный конунг станет мне врагом.

 

РОСАКРАНС

Ах, конунг! С этим справиться нетрудно!

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

Когда исчезнет Амлед без следа, не сыщет старый Рорик доказательств…

 

ФЕНГАН

К чему ему доказывать вину? Коль будет он не в духе – приплывёт и мой дворец по ветру пустит дымом, накормит хлебом брани вороньё и только после станет разбираться, кто прав, кто виноват, кто ни при чём.

 

ЙОРИК (задумчиво)

Меня терзают смутные сомненья...

А если Амлед вовсе не глупец?

 

ФЕНГАН (раздражённо)

Я что-то мысль твою не догоняю! Поймай её за хвост и принеси, как подобает приносить подарки. Ты у меня советник или кто?!

 

ЙОРИК (подобострастно)

Мой конунг, преклонившись пред тобою, тебе я мысль свою преподношу. Она меня как драгоценный соболь кусает, отобрав покой и сон: что делать, если Амлед не безумен, а только притворился дураком? В его речах мешаются порою младенца лепет с мудростью вождя, рычанье зверя – с Мимировой влагой... Сдаётся мне, что следует проверить: насколько он на самом деле глуп?

 

ФЕНГАН (скорее с любопытством, чем встревоженно)

И как же ты намерен отличить сокрытый разум от нескрытой дури?

 

ЙОРИК

Совет мой прост: нам следует найти девицу…

 

РОСАКРАНС

...А девица нам на кой? Ты, Йорик, вечно шутишь ниже соли!

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

Вот кто о чём, а Йорик всё о... девах…

 

РОСАКРАНС

Он стар и безобразен, и о девах теперь он может только говорить…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

...Но говорит о них и днём, и ночью!

 

ЙОРИК

А ну-ка, цыц! Да на усах у вас ещё от пива пена не обсохла! Коль опыт мой и знанья вам не впрок – молчите, чтоб вконец не осрамиться!

(поворачивается к ФЕНГАНУ)

Я Амледу измыслил испытанье, какому сам подвергся, и не раз. Кто разум отнимает у мужей? Ответит всякий: это дело женщин. Когда посмотрит дева благосклонно – невольно поглупеет и мудрец, а тот, кто глуп – лишь глупость приумножит.

Я к Амледу намерен подослать пригожую и бойкую девицу. Коль он притворщик – то своё притворство нарушит он, ту деву соблазнив. А если он действительно глупец – свою он глупость явит очевидно, сомнения развеяв без следа.

 

ФЕНГАН

И где же ты такую сыщешь деву, перед которой устоять нельзя?

 

ЙОРИК

Как говорил великий мастер Синдри, для Громовержца молот отковав: «Решил создать достойное творенье – не поручай другим, а сделай сам!» Не надо, конунг никого искать, ведь всё уже заранее готово. Есть дочка у меня…

 

РОСАКРАНС

...Всего одна?! А хвастался то, хвастался...

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

...Неужто тебя с тех пор, как ты её прижил, все женщины гоняли прочь пинками?

 

ЙОРИК

А ну-ка, цыц! Мне больше нет забот – по головам считать своё потомство? Веду я речь о дочери моей, по имени… забыл… сейчас припомню… неужто Ульфрика? Да, так её зовут! Она сразит любого наповал – не красотой, так тяжкою рукою!

(повернувшись к ФЕНГАНУ)

Пускай она поможет нам узнать, каков племянник твой на самом деле! Мой конунг, для тебя не пожалею родную дочь…

 

ФЕНГАН

Ну что ж, да будет так! Спеши скорей исполнить, что задумал! Помогут Росакранс и Гютлинстьярна тебе следить за Амледом тайком. Пускай же не укроются от вас ни тихий шаг, ни приглушённый шёпот, ни тайный помысел, опасный для меня. Благодарю за верность и за службу!

 

(ЙОРИК, РОСАКРАНС и ГЮТЛИНСТЬЯРНА уходят в одну сторону, ФЕНГАН – в другую)

 

(входит Амлед: бледен, печален, трагичен. В руках баюкает ОГРОМНУЮ ДВУРУЧНУЮ СЕКИРУ)

 

АМЛЕД (меланхолично, ласково почёсывая секиру за обухом)

Прогнило что-то в датском государстве! Семь лет не чинят стены во дворце. Полено вынешь из любой стены – и сколько хочешь наблюдай сквозь дырку, как конунг держит с присными совет, готовясь к совершенью злодеяний.

(яростно, срываясь на крик)

Довольно! Я семь лет терплю и жду, изгнанником живя в своём же доме.

Семь лет скрываю разум от людей.

Семь долгих лет я притворяюсь дурнем.

Семь лет как я беседовать могу, пожалуй, только с Одином единым.

(воздевая вверх руки)

Твои я, Один, помню имена, и каждое из них меня вело, даруя вдохновенье и защиту.

Хафтагуд, ты, что узников хранишь – ты был со мной, когда дворец отца стал для меня темницей в одночасье.

Свипаль-изменчивый, ты пребывал со мной, когда я для спасенья изменился, в тот чёрный день безумцем притворясь.

Гримнир, лицо под капюшоном скрывший, со мной ты был в тот час, когда своё лицо я скрыл под сажею и грязью.

Ганглари-путник, ты со мною был, когда ступил я на дорогу мщенья, с которой не свернул и до сих пор.

Хаптсёнир, разрывающий оковы, ты был со мной, когда я научился тюремщиков обманывать своих.

Гиннар-обманщик, Глапсвид-полный козней, Сколльвальд-коварнейший, со мной ты был, когда я постигал увёртки и обманы.

Фенг-ловчий, ты со мною пребывал, когда врагам я расставлял ловушки, на них охотясь словно на зверей.

Хьяльдгёгнир, что все битвы зачинает, со мной ты был, когда вступил я в бой с братоубийцей, до поры не знавшим, что между нами битва началась.

Убийца-Видур, ныне я готов взять жизнь врагов своих без колебаний.

Открой пошире око, зоркий Бильейг!

Храфнас, для птиц твоих готовлю пир!

Хникар, извечный сеятель раздора, восходит пышным цветом твой посев!

 

(АМЛЕД, баюкая на руках ОГРОМНУЮ ДВУРУЧНУЮ СЕКИРУ уходит)

(входит ЙОРИК)

 

ЙОРИК (неубедительно-слащаво)

Дочурка! Ульфрика! Скорей, иди сюда!

 

(входит УЛЬФРИКА)

 

УЛЬФРИКА (уперев руки в бока, саркастически)

Всего минуло девятнадцать вёсен, и вспомнил Йорик: у него есть дочь! Глядите-ка: и имя не забыл! Я от восторга вся пою и плачу!

 

ЙОРИК (примирительно)

Ну-ну! Не стоит дуться на отца. Я яблочко принёс тебе… Покушай...

(протягивает УЛЬФРИКЕ маленькое зелёное яблоко)

 

УЛЬФРИКА (саркастически, принимая яблоко)

Неужто это яблоко ты выкрал у светлой Идунн, из её ларца? Тогда оставь себе его, клянусь, оно седобородому нужнее, чем юной деве. Яблок же простых возьму сама на кухне, сколько надо.

 

ЙОРИК

Клянусь, о дочь моя, тебе всегда желал я одного лишь только блага.

 

УЛЬФРИКА

Тогда поведай мне, какого… блага ты ныне мне намерен пожелать?

 

ЙОРИК

Я для тебя приметил жениха – завидного, из рода славных ярлов. Ты о таком и думать не могла ни наяву, ни в самых сладких грёзах!

 

УЛЬФРИКА

Кого же отыскал ты для меня? Увечного и немощного старца, который и не помнит, для чего нужна жена порядочному мужу?

 

ЙОРИК

Да что ты, дочка! Для тебя нашёл я молодца в расцвете юной силы! На месте руки, ноги, борода, и остальным он тоже не обижен, хоть этого под… сажей не видать. Жених твой крепок и хорош собою, и знатен он весьма, и родовит: сын конунга и конунга племянник. Ты, дочь рабыни, смела ли мечтать, что породнишься с родом Гервендила?

 

УЛЬФРИКА (рука-лицо)

О боги! Неужели это…

 

ЙОРИК (воодушевлённо)

...Амлед! Его я женихом тебе избрал!

 

УЛЬФРИКА (рука-лицо)

О Скади, ниспошли мне пару лыж – уйду на них, не дожидаясь снега! Отец, ты что, с берсеркерами пил, закусывая брагу мухомором?! Какой ещё из Амледа жених?! Да у него семь пятниц на неделе, и семь из них совсем не Фрейин день! На кой, скажи мне, Амледу жена, коль разумом он меньше чем младенец?!

 

 

ЙОРИК (поучительно-строго)

Да, Амлед глуп, но ты еще глупее, коль выгоды своей не поняла! Дурак тебя не спросит о приданом, не усомнится, знатен ли твой род. Глупца нетрудно будет соблазнить, тебя возьмёт он в жёны без раздумий, и уж тогда легко сумеешь ты вертеть им вправо-влево, словно прялкой…

 

УЛЬФРИКА (рука-лицо)

Кто крутит прялкой вправо-влево, а? Получится не нитка, а мочало! Ты, Йорик, судьбы вздумал заплетать, хотя не смыслишь и в обычной пряже!

 

ЙОРИК (грозно)

Довольно, дерзкая! Перечить мне не смей! Исполнишь всё по моему веленью, и Амледу состроишь глазки ты, и прочее ему состроишь тоже, что привлекает жадный взгляд мужской!А вздумаешь ослушаться – тогда познаешь гнев отцовский…

 

(УЛЬФРИКА молча демонстрирует ЙОРИКУ крайне убедительный кулак)

 

ЙОРИК

...Ладно, ладно. Я добр и, так и быть, тебе позволю его не слишком сильно соблазнять. Всего разок попробуй намекнуть, что ты не прочь узнать его поближе, и если Амлед не поймёт намёк – то он и впрямь глупей скамьи дубовой, и можешь впредь его не замечать.

 

УЛЬФРИКА (нехотя разжимая кулак)

Ну, так и быть… Разочек намекну, чтоб ты мне больше никого не сватал и не сулил уж впредь подобных благ. Но намекать я буду очень тонко, и дважды свой намёк не повторю!

 

ЙОРИК (пятясь)

Вот умница… Почтительная дочка…

 

УЛЬФРИКА (кидая ему яблоко)

И забери гостинец свой назад! Как я смогу кому-то строить глазки, коль челюсти оскоминой сведёт?!

 

(ЙОРИК ловит яблоко, демонстративно надкусывает, уходит)

 

УЛЬФРИКА (себе под нос)

Сдаётся мне, что дело здесь нечисто... Я рядом с юным Амледом росла, и с малых лет мне были по душе его смекалка и пытливый разум. Он был всегда умён не по годам, что за беда случилась с ним семь лет тому назад? Я тайну разгадаю… Но Йорику разгадку не скажу!

Чу! Слышу я знакомые шаги. Пришла пора придумывать намёки!

 

(входит АМЛЕД)

 

УЛЬФРИКА

Приветствую тебя, о славный ярл!

 

АМЛЕД (принимая вид лихой и придурковатый)

Привет тебе, валькирия жаровен, что павших в битве вепрей доставляет в Вальхаллу, нанизав на вертела!

 

УЛЬФРИКА (наивно хлопая ресницами)

О славный ярл! О мудрости твоей летит молва по всей земле ютландской! Скажи мне, в чём различье состоит меж ясенем и ивою дуплистой?

 

АМЛЕД

В чём... в чём... а стройный ясень его знает! Пойду, спрошу у ясеня совет, как быть мне с обустройством личной жизни... И ты, пожалуй, тоже приходи. Дарует ясень многие прозренья, покров срывая с сокровенных тайн. Спроси его, как вопрошал и Один!

(уходит)

 

УЛЬФРИКА

Я даже и не знаю нужных слов… Пожалуй, будет тут всего мудрее об этом просто громко промолчать… Так промолчать, чтоб все вокруг оглохли!

(уходит в другую сторону)

 

(Из укрытия вылезают РОСАКРАНС и ГЮТЛИНСТЬЯРНА)

 

 

РОСАКРАНС

О боги… Упустить такую деву воистину способен лишь глупец! Сын Хорвендила скорбен головою, и ум его навеки помрачён.

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

Ты прав, мой друг. Проклятый Амлед спятил и ныне не опасен никому. Пойдем скорей и Фенгану расскажем, что для тревоги больше нет причин!

 

(Входит ФЕНГАН, садится на трон)

 

ФЕНГАН

Что скажете мне, верные хускарлы? Сумел ли мой племянник отличить высокий ясень от дуплистой ивы? Безумен Амлед или затаил коварство под личиной дурковатой?

 

РОСАКРАНС

Мой славный конунг может спать спокойно…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

...Ведь Амлед не способен отличить от ивы ясень…

 

РОСАКРАНС

Тополь от берёзы…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

Сосну от ёлки…

 

РОСАКРАНС

Яблоню от груши...

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

А женщину от… всё, молчу, молчу.

 

ФЕНГАН

Мои тревоги отступили враз от ваших слов, что льют бальзам на сердце. Коль Амлед лишь безумец – я могу как прежде жить, не ведая печали. Идемте же, приспешники мои, я не скупясь отсыплю вам награду. Вы принесли мне радостную весть!

 

(ФЕНГАН, РОСАКРАНС и ГЮТЛИНСТЬЯРНА уходят. Входит УЛЬФРИКА – слегка растрепанная, но крайне довольная)

 

УЛЬФРИКА

Покуда соглядатаи-хускарлы докладывали Фенгану про нас, мы с Амледом успели повстречаться под ясенем, под ивой, под сосной… Но что там между ясенем и ивой? Теперь я знаю, но молчу, молчу…

(Уходит, возвращается)

...Уж если кто в Ютландии дурак – то это Йорик, но никак не Амлед!

(Уходит)

 

(Занавес)

 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

(Весна в Ютландии)

 

Главный зал дворца ютландских конунгов. На сцене СКАЛЬД, на троне – ФЕНГАН.

 

СКАЛЬД

Минула осень, и зима прошла, растаял лёд по берегу морскому. Сошли на воду лебеди морей, расправив полосатые ветрила, и люди с наступленьем тёплых дней торопятся скорей заняться делом...

 

(СКАЛЬД уходит. Входит ЙОРИК)

 

ЙОРИК (протягивая ФЕНГАНУ свиток)

Мой конунг! К нам из Англии корабль привёз от друга твоего посланье.

 

ФЕНГАН (принимая свиток)

А ну скорей давай его сюда! Посмотрим, как там Олаф поживает, вернейший из союзников моих…

(разворачивает свиток).

О боги, что за безобразный почерк! Он одичал там в Англии совсем, какая глушь далёкий этот Кембридж!

(читает)

Привет тебе, о Фенган, побратим! Тебе желаю здравия и счастья, богатства, доброй славы и побед. Пишу тебе я ныне, чтоб поведать о непомерных тяготах своих. Покуда жив был брат твой, Хорвендил, я правил здесь, не ведая печали. Страшились саксы голову поднять, ведь знали – стоит мне взглянуть на море, и тут же приплывут мои друзья потешиться пирами и войною. Увы, семь лет уж к скалам меловым не приставали драккары ютландцев, и саксы с каждым годом всё наглей, всё чаще покорённые вожди мне средним пальцем кажут непокорность.

Коль выйдешь в море этою весной, прошу тебя, мой друг: плыви на запад! Мне в радость оказать гостеприимство тебе и всем сородичам твоим, твоей дружине, кораблям, коням и грозной славе рода Гервендила...

 

 

ЙОРИК

Мой конунг, что напишем мы в ответ?

 

ФЕНГАН

Поплыл бы я на помощь побратиму, да недосуг – то кони без подков, то корабли в ракушках, то щиты изгрызены берсеркерами в щепки.... Хотя, пожалуй, я бы снарядил туда хоть Росакранса с Гютлинстьярной, пускай ему чем могут пособят.

 

ЙОРИК (вкрадчиво)

Мой конунг, а быть может, с ними вместе и Амледа ты в Англию пошлёшь? Ты конунга английского уважишь, племянника от сердца оторвав, чтобы ему отправить на подмогу!

 

ФЕНГАН (возбужденно-радостно)

Тор громовержец разрази меня! Клянусь, о Йорик, речь твоя умна как речи многомудрого Квасира! Довольно я племянника ютил в дворце ютландском! Время наступило ему увидеть мир! Пускай плывет он в Англию! Надолго! А быть может…

 

ЙОРИК (еще более вкрадчиво)

...Быть может, о мой конунг, ты хотел бы, чтоб Амлед не вернулся никогда?

 

ФЕНГАН (еще более возбужденно-радостно)

Клянусь, коль Амлед, в Англии воюя, случайно станет пищей воронью, я расцелую каждого из саксов на сотню миль от Кембриджа окрест!

 

ЙОРИК

За чем же дело стало? Попроси-ка у Олафа, пускай он проследит, чтоб злые саксы Амледа сразили. Неужто твой английский побратим тебе откажет в маленькой услуге?

 

ФЕНГАН (еще более возбужденно-радостно)

И верно! Не надеясь на удачу, я Олафа об этом попрошу! Для Амледа мой друг не пожалеет хоть целый хирд мятежных англичан!..

А нам поверят?

 

ЙОРИК

Без сомненья, конунг! Коварство саксов знают все и вся. Коли случится завтра Рагнарек, то скажет Фенрир: «Саксы съели солнце!», и Ермунгад из моря прошипит: «Глядите, саксы отравили воды!», и даже Сурт, за спину меч упрятав, воскликнет: «Саксы мир сожгли дотла!»

 

ФЕНГАН

Да будет так! Садись, пиши ответ!

(диктует, ЙОРИК записывает)

Приветствую тебя, любезный Олаф! Я не забыл, как в дружбе мы клялись, и потому пошлю к тебе немедля двух воронов-предвестников войны, двух самых лучших из моих хускарлов. Пусть их узреют саксы и поймут, что мы не позабыли путь на запад, и можем не здороваясь приплыть на земли уходящих, не прощаясь.

Взамен прошу тебя о пустяке: к тебе приедет Амлед, мой племянник, юнец творивший много злодеяний, позор семьи, клятвопреступник, вор, а также трус, подлец и лежебока. Его я должен был казнить давно, но мне невместно кровь пролить родную. Пускай падет он от твоей руки – ведь ты ему не дядя и не родич. И даже так – душа моя скорбит… Эй, Йорик, промочи письмо слезами!

 

ЙОРИК (промакивая глаза письмом)

Мой конунг! Слезы пролил я обильно! То слезы счастья: неужели мы от Амледа избавимся навеки?!

 

ФЕНГАН

Довольно, Йорик, руны не размой! Возьми ларец и напихай в него для Олафа даров, каких не жалко, туда же положи мое письмо и кликни Росакранса, Гютлинстьярну и Амледа, пускай без промедленья они с посольством в Англию плывут.

 

(ЙОРИК выходит. Входит АМЛЕД)

 

ФЕНГАН

О мой племянник! Заходи скорей! В тяжёлый час могу я положиться лишь на родню, на плоть свою и кровь…

 

АМЛЕД (делая вид лихой и придурковатый)

Где кррровь? Скорррей, хочу отведать плоти! И косточки на части ррразгрызать!

 

ФЕНГАН (поморщившись)

Мне пишет друг мой, славный конунг Олаф, по прозвищу Моржовая Погибель, что в Англии для датского владыки обильный собирает данегельд: пришла беда, нужна скорей подмога! Бунтуют саксы, власть его презрев, не платят дань, бьют по углам хирсиров, плетут кольчуги, точат топоры под песню «Правь, Британия, морями!» Найдётся ли страшнее оскорбленье для нас, для рода конунгов морских?! Скорее, Амлед, ждёт уже драккар, что в Англию умчит тебя на битву. Добудешь ты и славу, и богатство, мятежников отважно сокрушив!

 

 

(Входит ЙОРИК, за ним РОСАКРАНС и ГЮТЛИНСТЬЯРНА, преувеличенно-усердно неся небольшой ларец)

 

ФЕНГАН

Я вижу, что готов ларец с дарами. Теперь ступайте драккар снаряжать. Спасибо всем! Хвалю вас за старанья!

(уходит)

 

РОСАКРАНС

Ну что ж, пора нам собираться в путь…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

...До Англии неблизкая дорога…

 

АМЛЕД (делая вид лихой и придурковатый)

Мне в путь собраться – долго ли, друзья? Уж я готов к походу завсегда, как Хель готова принимать умерших! Я лишь схожу с Герутой попрощаюсь, а то и не заметит мать моя, что сын её уплыл куда-то на год. А вы покуда подготовьте снедь, оружие, а главное – корабль! Без корабля недолго утомиться, коль мы по морю в Англию пойдём!

 

 

(АМЛЕД уходит в одну сторону, РОСАКРАНС и ГЮТЛИНСТЬЯРНА, пожав плечами – в другую)

 

ЙОРИК

Меня терзают смутные сомненья: что он собрался матери сказать?

(Оглядывается)

Вот чучело могучего лося, добытого в Финляндии морозной. Я из него солому извлеку, а сам укроюсь под облезлой шкурой. Отменно вежлив будет этот лось, никак не помешает он беседе.

(Прячется в чучеле)

 

(с двух сторон входят АМЛЕД и ГЕРУТА)

 

 

ГЕРУТА (заметив АМЛЕДА)

Сынок, ты хорошо сегодня ел? Без закуси не впрок ни мёд, ни пиво, ни доброе латинское вино...

 

АМЛЕД

Ах, мать моя! Я отправляюсь нынче в поход к английским землям...

ГЕРУТА

...Так надень перед походом шапочку, малыш, а то твои примерзнут уши к шлему.

 

АМЛЕД

Довольно! Хватит говорить со мной, как говорят с ребенком несмышлёным!

 

ГЕРУТА

Да-да, конечно… Шею не забудь укутать поплотнее бородою, а то ещё простынешь на ветру...

 

АМЛЕД

Прошу, послушай, я тебе сейчас открою тайну…

 

ГЕРУТА

Да, сынок, конечно… Вот, для тебя я теплые чулки связала, полосатые как парус…

 

АМЛЕД

Остановись мой, драккар! Вёсел плеск, умолкни по веленью моему! Оставь кормило, крепкорукий кормчий! Я попрощаться к матери пришёл – она ж меня, клянусь, в упор не видит! Коль так, прошу: не жди меня назад! Пусть засосёт меня водоворот в пучины моря! Кости пусть мои игрушкой вечной станут для тюленей…

 

(ГЕРУТА шагает к АМЛЕДУ и отвешивает ему мощную оплеуху. Тот с размаху садится на пол)

 

АМЛЕД (потирая щеку)

Ну вот мы, мать моя, поговорили. Клянусь, что ровно так же Тор и Альвис свою беседу некогда вели.

 

ГЕРУТА

А ну, вставай! Я вижу, что и вправду глупцом ты притворялся. А теперь как взрослый муж ты будешь отвечать!

 

АМЛЕД (пафосно)

О нет, то надлежит сперва тебе ответить за бесчестие, ведь ты женою стала для братоубийцы! В свои объятья приняла того, кто мужа твоего убил коварно…

 

ГЕРУТА

О сын мой, как ты смеешь?!..

 

АМЛЕД

...Мать моя, а как посмела ты забыть о чести?! И даже не стоптавши башмаков, в которых провожала в путь последний отцову погребальную ладью...

 

ГЕРУТА

Мне башмаков тех не стоптать вовеки, как не стоптала их и мать моя, как не стоптали бабка и прабабка. На совесть сшиты эти эти башмаки, крепки подошвой, скроены на славу. Они еще всех нас переживут.

 

АМЛЕД

И всё ж, мать, ну как же ты могла?! Как стала ты женой братоубийцы?! О женщины, вам имя – вероломство!

 

ГЕРУТА

А ты, мужчина, где ты был тогда? Исполнился тебе десяток вёсен, когда убит был подло твой отец. Чего ж не вызвал Фенгана на бой? Не обвинил в кругу священном тинга? Не отплатил ударом за удар?

 

АМЛЕД

Клянусь, он не достоин пасть в бою! Клянусь что он умрёт позорной смертью, воздев в пустой мольбе пустые руки, как трэль, с рожденья не державший меч!

 

ГЕРУТА

О, слышу речь не мальчика, но мужа!

 

АМЛЕД

О мать моя, поможешь ли ты мне свершить отмщенье?

 

ГЕРУТА

Помогу, конечно. Но Фенгана обязан ты сразить своей рукой!

 

АМЛЕД

Клянусь что так и будет! Тебя же я прошу соткать и вышить широкий пестроцветный гобелен. Служанкам прикажи: пускай повесят его на крючьях в пиршественном зале.

(отцепляет крючья от одежды, ссыпает на пол)

Я крючья приготовил и обжег, теперь все дело лишь за гобеленом. Он Фенгану погибель принесёт!

 

ГЕРУТА

Дурное дело ты замыслил, сын... Я никогда не ладила с иглой, и ежели возьмусь за вышивание, украсят гобелен такие рожи, что впору ими йотунов пугать.

 

АМЛЕД

Тем лучше! Пусть на память обо мне останется такое украшенье, чтоб Фенгану не в радость были яства при виде стен отцовского дворца.

 

ГЕРУТА

А мне самой как есть теперь и пить?

 

АМЛЕД

Ну, потерпи. Я через год вернусь и гобелен сниму собственноручно.

 

ГЕРУТА

А если не вернешься через год?

 

АМЛЕД

Пускай висит, вернусь я непременно, не через год – так, может, через два.

 

ГЕРУТА

А если не вернешься через два?

 

АМЛЕД

Пускай три года повисит, не страшно.

 

ГЕРУТА

А ежели три года пролетят? Неужто мне терпеть всё это время?

 

АМЛЕД

На третий год – ну, так и быть, снимай и шли в подарок Рольфу Пешеходу. Нормандский конунг любит гобелены, пускай повесит где-нибудь в Байё.

 

ГЕРУТА

Да будет так! Сотку я гобелен.

(расхаживает по залу)

О как тоскую я по Хорвендилу! О это был мужчина из мужчин, прекрасный, хитроумный и отважный, неистовый, лихой, неудержимый! Я помню, как ударом кулака, валил с копыт он бешеного лося!

(В сердцах ударяет кулаком по чучелу лося. Из чучела выпадает Йорик, приподнимает голову, дико озирается вокруг, падает обратно на пол)

 

ГЕРУТА

Неловко получилось… Бедный Йорик!

 

АМЛЕД

Я знал его. Он слишком много знал… Теперь же никому он не расскажет.

 

(АМЛЕД тащит тело ЙОРИКА к двери)

 

ГЕРУТА

Куда ты с ним?

 

АМЛЕД

В свинарник затащу. Уж если тайна ведома двоим – пускай её свинья узнает тоже. Свидетель Фрейр, наездник кабана, что свиньи мастера хранить секреты. Не выдаст бог, коль скушала свинья.

 

(уходит)

(входит ФЕНГАН)

 

ФЕНГАН

Ответь, Герута, видела ли здесь ты Йорика?

 

ГЕРУТА (хладнокровно)

Ну, видела, и что же? Глаза б мои не видели его! Ты сам бы посмотрел, как твой советник норвежских соглядатаев искал под лавками, под троном, под столом, и в винной бочке, и на балках кровли!

(указывает на остатки лося)

Не пощадил и чучело – взгляни-ка: попортил шкуру, распорол все швы, солому раскидал куда попало! Потом ушёл искать их вооон туда…

(указывает в направлении, прямо противоположном тому, в котором АМЛЕД утащил ЙОРИКА)

 

ФЕНГАН

Пойду и расспрошу его немедля, что за напасть с норвежцами…

 

ГЕРУТА

Ступай! И за лося взыщи с него сурово! Сам видишь, мне теперь немалый труд то чучело чинить!

 

ФЕНГАН (отмахиваясь)

Взыщу, конечно...

 

(ФЕНГАН уходит. ГЕРУТА пожав плечами, уходит в другую сторону)

 

(Входят РОСАКРАНС и ГЮТЛИНСТЬЯРНА, неся охапку всяческого мореходного барахла. Навстречу им входит ФЕНГАН)

 

ФЕНГАН

Поведайте мне, верные хускарлы, вы Йорика не видели?

 

РОСАКРАНС

Увы, мой конунг, мы помочь тебе не можем….

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

....Корабль снаряжали мы в поход, и Йорика не видели...

 

РОСАКРАНС

...Видать, пройдоха старый спрятался…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

...Боится, что мы его заставим помогать!

 

(РОСАКРАНС и ГЮТЛИНСТЬЯРНА выходят в одну сторону, ФЕНГАН – в другую)

 

(входит АМЛЕД с чашей-черепом в руках. Садится за стол, наливает в череп вина)

 

 

АМЛЕД

Лишь череп, полный козней и коварства, от Йорика останется теперь. Не хочешь ли со мною поделиться ты темным медом своего ума?

 

(Входит ФЕНГАН)

ФЕНГАН (сердито)

Проклятие! Куда девался Йорик? Его ищу повсюду, сбился с ног!

 

АМЛЕД (наливая вино в череп-чашу)

Он здесь, и он пирует вместе с нами! Ах, бедный Йорик! Льют ему вино и пиво из бочонка прямо в глотку, а закусить никто не принесет…

 

ФЕНГАН

Ну всё, довольно! Долгое прощанье мне прибавляет лишней седины! Чтоб к вечеру и духу твоего здесь не было!

 

АМЛЕД

Ах, дорогой мой дядя, я сам спешу отправиться в поход!

 

ФЕНГАН

Отлично! Как прибудешь – побратиму передавай мой пламенный привет. Тебе мое напутствие в дорогу: на западе соблазнов избегай, не позволяй разнеживаться телу, и дух суровый севера храни. Там, на чужбине, много есть такого, что манит, норовя столкнуть с пути. Не посрами наш род, не поддавайся ты искушеньям дальних тех краев… но если очень хочется – то можно слегка поддаться… или не слегка… Прощай, племянник!

 

АМЛЕД

До свиданья дядя!

 

ФЕНГАН (спохватываясь)

Да-да, конечно, до свиданья, Амлед! Ты возвращайся поскорей домой!

 

(ФЕНГАН уходит)

 

АМЛЕД (Открывает ларец, достает письмо Фенгана)

О руны! Ваш даритель – мудрый Один, коварный странник и отец дружин, что сеет между воинов раздоры, чтоб насладиться песнею клинков и отобрать достойных среди павших. Я сам другие руны начертаю и Фенгана посланье подменю. И я теперь вас заклинаю, руны, посеять меж врагов моих вражду!

(Кладет в ларец другое письмо, закрывает крышку)

 

(входит УЛЬФРИКА)

 

УЛЬФРИКА

Привет, мой ярл!

 

АМЛЕД

Привет, моя родная! В поход я отправляюсь поутру, Мой путь лежит к туманным землям англов. Вернусь домой я только через год – со славой и богатою добычей!

 

УЛЬФРИКА

Мой славный ярл, а что же делать мне, пока ты не вернёшься из похода?! Как пережить разлуки нашей горечь, как в собственных слезах не утонуть?!

 

АМЛЕД

Уж если на душе твоей так тяжко, скорее отправляйся в монастырь! Ты быстро утолишь свои печали, разграбив и спалив его дотла.

 

УЛЬФРИКА

Мой славный ярл, мудры твои советы!

(Срывает со стены щит и булаву, вдохновенно размахивает ими)

Скорей, скорей я в монастырь спешу!

(УЛЬФРИКА убегает)

 

АМЛЕД (глядя ей вслед)

Скорее, Росакранс и Гютлинстьярна! Пора и мне оставить этот кров.

 

(входят РОСАКРАНС и ГЮТЛИНСТЬЯРНА)

 

АМЛЕД

Несите на корабль ларец с дарами! Мы отплываем! Англия нас ждет! А коль не ждет – тем хуже для неё же, и лучше нам!

 

РОСАКРАНС (хватаясь за голову)

О боги, началось…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА (хватаясь за голову)

Клянусь, мой друг, нам надо торопиться!

 

РОСАКРАНС (держась за голову)

Воистину, быстрей взойдём на борт – быстрей причалим…

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА (держась за голову)

...Взяли – понесли!

 

(РОСАКРАНС и ГЮТЛИНСТЬЯРНА поднимают ларец с дарами и уходят вместе с АМЛЕДОМ)

 

 

(занавес)

 

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

(Лето в Англии)

 

Главный зал дворца английских конунгов. Выглядит как более скромная, но при этом менее захламленная версия дворца ютландских конунгов, местами задрапированная британскими флагами. На тронах восседают ОЛАФ МОРЖОВАЯ ПОГИБЕЛЬ и АНГЛИЙСКАЯ КОНУНГИНЯ-МАТЬ. По бокам от них стоят навытяжку СУРОВЫЕ ВИКИНГИ МАССОВКИ в красных плащах – безмолвные, неподвижные, возможно, даже не дышащие.

 

(за кулисами раздаётся стук и скрип ворот. Входит СКАЛЬД – тоже в красном плаще, с неестественно-прямой спиной).

 

СКАЛЬД (чопорно)

Ютландцы, конунг!

 

ОЛАФ (радостно)

Пусть они войдут! Открыт всегда для путников мой замок! Кто скажет «гость нежданный хуже пикта», а я б и пикту отыскал скамью повыше, и поил бы щедро мёдом! Любого гостя я приму охотно, а долгожданным радуюсь вдвойне! Люблю я данов, что несут дары мне, а уж ютландцам рад я как родным!

 

(входит АМЛЕД, а вслед за ним – РОСАКРАНС и ГЮТЛИНСТЬЯРНА с ларцом)

 

ОЛАФ

Привет вам, боронители морей! Был путь ваш лёгок или многотруден? Летел ли споро сокол водной бездны с попутным ветром в крыльях парусов? Ярились ли весенние шторма, с пути сбивая дровяную лошадь? Своей ли волей вы пустились в путь, приказ ли свыше вас сюда направил?

 

РОСАКРАНС

Привет тебе, владыка края Англов!..

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА

...Послами Фенган в путь отправил нас…

 

АМЛЕД (резко выдвигаясь вперёд)

...Меня поставив во главе посольства, племянника родного своего!

 

ОЛАФ

Садитесь же скорей за длинный стол – и мы преломим хлеб как подобает, что будет знаком мира и союза, а также крепкой дружбы на века!

 

АМЛЕД (преломляя ковригу хлеба)

Твой хлеб произрастал на поле брани, посеянный в земле промеж костей. В знак мира преломлять его негоже!

 

ОЛАФ (яростно, вскочив с трона)

Да как ты смеешь, ворон пустословья, хулить мой хлеб под кровлею моей?! Да я тебе язык твой непотребный….

 

КОНУНГИНЯ-МАТЬ (кладет руку на плечо ОЛАФА)

Спокойно, Олаф, ты не на войне…

 

ОЛАФ (чопорно)

Простите мне несдержанность мою. Давно ютландцы к нам не приплывали, и я успел забыть про ваш обычай – столь странно, но по-дружески шутить. Прошу вас моего отведать мёда! За нашу встречу поднимаю рог.

 

АМЛЕД (принюхиваясь к содержимому рога)

Охотно б я с тобою поднял рог и мёду бы испил за нашу встречу, но вижу я: неправильным ты мёдом в своём чертоге потчуешь гостей. Мне ведомо: неправильные пчёлы на поле брани делали его. Нам этот мёд за встречу пить негоже!

 

ОЛАФ (яростно, вскочив с трона)

А ну умолкни, выкормыш червей! За дерзость ты поплатишься стократно, тебе я твой язык засуну в…

 

КОНУНГИНЯ-МАТЬ (кладет руку на плечо ОЛАФА)

Спокойно, Олаф, ты не на войне…

 

ОЛАФ (чопорно)

Ах да, забыл, ютландские подначки… Не смог я шутку вовремя узнать. Прошу, вас, гости, кушайте свинину, она на славу нынче удалась!

 

АМЛЕД (потыкав ножом в мясо)

И рад бы я с дороги подкрепиться, но лучше уж отведаю гуся... Свинью такую разве можно есть, прожившую свой век на поле брани?! Она мне как товарищ боевой!

 

ОЛАФ (яростно, вскочив с трона)

Гуся?! Клянусь, сейчас тебе, невежа, сверну я шею, словно гусаку! Зарою твой язык в свином навозе...

 

КОНУНГИНЯ-МАТЬ (кладет руку на плечо ОЛАФА)

Спокойно, Олаф, ты не на войне…

 

ОЛАФ (чопорно)

Ах да, конечно, дружеская шутка... Ты пошутил – я тоже посмеюсь… Мой гость! Давай представимся друг другу. Вот я, к примеру Олаф, а друзья зовут меня Моржовая Погибель. Английский конунг, Кембриджширский ярл, почётный хёвдинг Эссекса, Лутона, и прочая и прочая…

 

АМЛЕД

...Ага… я рад знакомству, о любезный Бьёрнссон.

 

(воцаряется гнетущая тишина)

 

ОЛАФ (очень медленно, скорее рыча чем выговаривая слова)

Ты как меня назвал, воронья сыть?!

 

АМЛЕД

Как подобает – Бьёрнссон, сын медведя.

 

(снова воцаряется гнетущая тишина. ОЛАФ озирается вокруг, с мольбой «держите меня семеро! ну пожалуйста!» во взгляде)

 

ОЛАФ (сам себе, успокаивающим тоном)

Спокойно, Олаф! Ты не на войне!

(оглядывается на КОНУНГИНЮ-МАТЬ)

Ведь правда?

 

КОНУНГИНЯ-МАТЬ (чопорно)

Я вот думаю иначе! Клянусь, что из-за меньших оскорблений порою начинается война!

 

ОЛАФ (с облегчением)

Ох… Слава Тору! Значит, всё в порядке...

(АМЛЕДУ)

Да я с тобой такое сотворю, что Слейпнира родишь ты против шерсти! Но прежде чем второго скакуна из рук моих получит Один, я хулу тебе вобью обратно в глотку.

(СУРОВЫМ ВИКИНГАМ МАССОВКИ)

Эй, стража! Разузнайте поскорей, откуда привезли зерно для хлеба, где собран мёд для пира моего, что за свинью на стол мне подложили!

(АМЛЕДУ)

Ну, волк отхожей ямы, погоди!

 

(СУРОВЫЕ ВИКИНГИ МАССОВКИ выбегают)

 

 

КОНУНГИНЯ-МАТЬ

Пойду и приготовлю для невежи ту яму, что полна свирепых змей, которых из Ирландии изгнали за гнусный нрав и смертоносный яд! Они кусают всякого охотно, будь хоть Рагнаром в Кожаных Штанах, хоть хитро… умным, но бесштанным Локи.

(выходит)

 

РОСАКРАНС (громким шёпотом)

Взгляни, мой друг! Проклятый дурень Амлед в дороге потерял последний ум и сам себе желает лютой смерти!

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА (громким шёпотом)

Ты прав, мой друг! Теперь у нас забота одна: когда на Амледа падёт тяжёлый гнев английского владыки, не придавил бы этот гнев и нас!

 

(РОСАКРАНС и ГЮТЛИНСТЬЯРНА) приседают, не особо успешно прячась за ларцом с дарами)

 

(вбегает 1-й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ)

 

1-й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ

Мой конунг! Я у мельника спросил, и он поведал: хлебное зерно росло на поле сечи, где доныне находят кости павших там бойцов!

 

ОЛАФ (поражённо)

О гость мой! Как же ты узнал об этом?

 

АМЛЕД

Всё очевидно, Бьёрнссон! Посмотри – тому немало признаков: цвет хлеба, и вкус его, и запах, да и вес. Вдобавок, разломив твою ковригу, нашёл я наконечник от стрелы.

 

(вбегает 2-й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ)

 

2-й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ

Мой конунг! Я у бортника проведал: собрали пчёлы мёд из тех цветов, что выросли на поле древней битвы.

 

ОЛАФ (поражённо)

О гость мой! Как же ты сумел узнать?

 

АМЛЕД

Всё очевидно, о любезный Бьёрнссон! Взгляни: жужжат над рогом две пчелы, наставив грозно жала друг на дружку. Кто мудр – уразумеет по полёту, что их жужжанье вовсе неспроста!

 

(вбегает 3-й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ)

 

3-й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ

Мой конунг! Свинопаса расспросив, узнал я: он свинью поймал намедни на поле сечи, где рубились мы, тесня дружины дерзких англосаксов!

 

ОЛАФ (поражённо)

О гость мой! Расскажи мне, как узнал...

 

АМЛЕД

Всё очевидно, о любезный Бьёрнссон! Когда пронзил свинину я ножом, вошел он между твёрдых сухожилий и крепких мышц! То самый верный знак, что не в хлеву ютилась та свинья, а провела свой век в лихих походах. Свинью такую можно отыскать лишь в поле, где сходились рати в битве!

 

ОЛАФ

Проклятый Кембриджшир! Куда ни плюнешь – на поле сечи упадёт плевок! Неужто говорил одну лишь правду сегодня ты, о гость нежданный мой?!

 

(входит КОНУНГИНЯ-МАТЬ)

 

КОНУНГИНЯ-МАТЬ

Я яму подготовила, и змеи уже готовы гостя принимать. Клянусь я – даже мстительница Скади подобных змей достойными сочла б!

 

ОЛАФ (чуть жалобно)

О мать моя! Прошу, ответь скорей, кто мой родитель? Здешний ли владыка, из рода ярлов – или, может быть, другого должен я назвать отцом?

 

КОНУНГИНЯ-МАТЬ (потрясённо)

О боги! Вижу, мне не суждено все в тайне сохранить! Ну что же, слушай… сегодня я поведаю тебе: был твой отец берсеркер-испытатель!

 

ОЛАФ (потрясённо)

Неужто это сам премудрый Один пришёл в мой дом, обличие сменив? Мой гость, ответь мне: как же ты узнал о мрачной тайне моего рожденья?!

 

АМЛЕД

Всё очевидно, о любезный Бьёрнссон! Уж если конунг в ярости свой трон грызет, и к потолку взлетают щепки, то сразу ясно, кто его отец!

 

ОЛАФ

Клянусь, что мой чертог такого гостя не видывал вовек! Прошу, прости слова дурные, сказанные в гневе!

 

АМЛЕД (добродушно)

О друг мой! Я не затаил обиды и буду рад всегда тебе помочь – советом мудрым и рукой разящей! Мой дядя, прочитав твоё письмо, взъярился, рогом по столу ударил и приказал мне снарядить корабль, чтобы скорее плыть к тебе на помощь!

 

ОЛАФ

О, славный Фенган, верный побратим! Он не забыл о клятве нашей дружбы, и в час нужды подмогу мне прислал! Прошу, мой гость, зови скорей за стол своих людей, я угощу их щедро!

 

АМЛЕД

Эй, добрые соратники мои! Скорей несите конунгу подарки, что Фенган приготовил не скупясь! Клянусь, когда ютландцы ходят в гости, то не бывают руки их пусты: мы если не с мечами, то с дарами!

 

(РОСАКРАНС и ГЮТЛИНСТЬЯРНА встают из-за ларца и подносят его ОЛАФУ. Тот берёт ларец и открывает)

 

ОЛАФ (растроганно)

Воистину, от Фенгана дары! Немного их, и с виду неказисты, но сразу видно: собрано с душой! Я прямо вспомнил молодость, походы, былые развесёлые деньки… А это что?

(достаёт свиток)

Никак, письмо от друга?

(разворачивает)

О боги, до чего же дивный почерк! Ну, вижу, Фенган время не терял... Я помню, раньше руны он царапал, как пьяный годи дратвой раны шьет – всё вкривь и вкось, и заживёт навряд ли. А ныне руны радуют мой глаз красою черт и прямотою линий. Прочесть их я сумею без труда!

(читает письмо)

«Мой добрый друг! Надумал я тебе прислать на помощь двух смердящих псов, бездельников, мужей женоподобных...»

 

РОСАКРАНС (в гневе выхватывая меч)

Да как он смеет так нас оскорблять?!

 

ГЮТЛИНСТЬЯРНА (В ярости выхватывая топор)

Клянусь, я не спущу ему такого!

 

(Некоторое время в зале кипит лютый бой между РОСАКРАНСОМ ГЮТЛИНСТЬЯРНОЙ, и СУРОВЫМИ ВИКИНГАМИ МАССОВКИ. ОЛАФ яростно орудует огромным мечом, зажатым в левой руке, а в правой держит письмо, продолжая громко его читать)

 

ОЛАФ

«...Двух непотребных дураков, чьё брюхо не в силах доброй браги удержать, проклятых трусов, что бегут от зайцев…

(Убивает РОСАКРАНСА)

Гнилых людишек, коих в смертный час побрезговал клевать бы даже ворон….

(Убивает ГЮТЛИНСТЬЯРНУ)

...Хватило бы и этих жалких трэлей, чтоб всех врагов твоих повергнуть в прах, коль поведёт их в битву славный Амлед! Но после я раздумал, и решил прислать тебе двух лучших храбрецов, надежду и оплот моей дружины...»

(Смотрит на зарубленных РОСАКРАНСА и ГЮТЛИНСТЬЯРНУ)

О боги, боги, что я натворил?!

 

АМЛЕД (заламывая руки)

О горе, горе! Славный Росакранс! Ты для меня роднее был, чем... дядя. Как жить теперь я буду без тебя?! Сегодня я осиротел ещё раз!

 

ОЛАФ (отбегает за портьеру, возвращается, ведя за руку английскую принцессу – (отображается УЛЬФРИКОЙ, переодетой в пафосный наряд, с лицом, закрытым покрывалом)

Мой славный гость! Заглажу я вину, тебе отдавши дочь родную в жёны. Я стану новым дядей для тебя!

(Вкладывает руку принцессы в руку АМЛЕДА)

 

АМЛЕД (заламывая руки)

О горе, горе! Славный Гютлинстьярна! Кто в горький час развеет грусть мою?! Кто за тебя сыграет мне на флейте?

 

ОЛАФ (отбегает за портьеру, возвращается, ведя на цепи шотландца (отображается ЙОРИКОМ, одетым в килт, волынку и синюю боевую раскраску)

Мой славный гость! Прошу, прими в подарок отличного шотландского раба, искусного в терзании волынки! Чуть заиграет – все печали прочь, лишь чистый гнев и праведная ярость!

(Вкладывает цепь в другую руку АМЛЕДА)

 

АМЛЕД (заламывая руки)

О горе, горе! Славные друзья!

 

ОЛАФ (Торопливо срывает с пальцев перстни)

Тебе я виру уплачу немедля, чтобы избыть невольный свой позор – по пять колец за каждого хускарла!

(Горстью ссыпает перстни в руки АМЛЕДА)

 

АМЛЕД (надевая перстни на пальцы)

Да будет так! Я кольца те клянусь носить всегда до дней своих последних – на память об утраченных друзьях! Прощай же, Олаф, мне пора в дорогу.

 

(подхватывает ларец с дарами, идет к выходу)

 

ОЛАФ (робко)

А... как же саксы?!

 

АМЛЕД

Саксам передай, что если дальше будут бунтовать, то я вернусь. А я во гневе страшен!

(Уходит)

 

ОЛАФ (со слегка ошалелым видом откидывается на спинку трона)

Воистину, великий человек…

 

 

(занавес)

 

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

(Снова осень в Ютландии)

 

Главный зал дворца ютландских конунгов. Чучело лося всё ещё валяется не восстановленным, копытами вверх, на стенах гобелен, на троне – ФЕНГАН, он сосредоточенно режет боевым кинжалом репчатый лук.

Входят СУРОВЫЕ ВИКИНГИ МАССОВКИ, рассаживаются за столом.

 

ФЕНГАН

Собрал я вас, о хёвдинги и ярлы, чтоб сообщить вам горестную весть! Племянник мой, отважный юный Амлед, муж доблестный, отрада наших глаз, достойный сын владыки Хорвендила, и Рёрика достойный также внук погиб во цвете лет в английских землях! О, горе! Пал он без меча в руках от скрамасаксов вероломных саксов! Был нанесён предательский удар, когда он спал в шатре своём походном, и даже пробудиться не успел, а уж вонзили нож ему под рёбра! Нахмурил брови Один-всеотец – ведь Амледу не быть в его дружине. Валькирии роняют на копьё из ясных глаз, паря над полем брани, свою скупую женскую слезу – ведь не везти им Амледа в Вальхаллу. Эйнхерии тоскуют и грустят, да так, что даже рубятся вполсилы – не быть средь них красильщику мечей, Ютландии надежде и опоре. Как целый мир по Бальдуру рыдал, так ныне он по Амледу рыдает…

(Грозно обводит зал взглядом)

Надеюсь, не найдётся в этом зале ни одного отродья мерзкой Токк, что в этот час посмеет не заплакать?

 

СУРОВЫЕ ВИКИНГИ МАССОВКИ

Да, кто посмеет нынче не рыдать – нет у того ни сердца, ни... печёнки! О конунг, мы готовы разделить с тобою тяжкий груз твоей печали! Как оскудела в этот день земля, какой очаг величья погасили! Найдётся ли в срединном мире всём другой такой?! Искал я неустанно – и не нашёл подобного ему! И я искал, но было всё напрасно! Кузен мой, Колльбейн, ищет до сих пор! А я искать не стал, предвидя мудро, что поиск тщетен! Конунг, не горюй, мы погорюем за тебя все вместе!

 

ФЕНГАН (утирая слезу)

Спасибо вам, о верный мой народ! Меня утешив в час моей печали, вы помогли мне горе превозмочь. Свою утрату я переживу, а также многих из живущих ныне. Эй, скальд! Скорее спой нам что-нибудь о дальних странствиях, о преданных друзьях, про вечер у походного костра и лыжи, что потрескивают рядом! Как славно, что мы все собрались здесь!

 

(Все пьют. ФЕНГАН ломоть за ломтем поедает лук, морщится, утирает слёзы и запивает вином. СКАЛЬД поёт).

 

СКАЛЬД

Хюмир корабль свой строит во льдах Нифльхейма,

Там над морем застывшим

Вовек

Не стихает метель.

Хюмир корабль свой строит во льдах Нифльхейма,

То великий и страшный

Корабль

Из мёртвых ногтей.

 

Хюмир корабль свой строит во льдах Нифльхейма,

Он возводит борта,

Ставит мачты

И ткёт паруса.

Хюмир корабль свой строит во льдах Нифльхейма,

Сколько лет его строит –

Уже

Он не помнит и сам.

 

Хюмир корабль свой строит во льдах Нифльхейма

И солёные льдинки

Как пот

Утирает с лица.

Хюмир корабль свой строит во льдах Нифльхейма –

Он поклялся однажды

Свой труд

Довести до конца.

 

Хюмир корабль свой строит во льдах Нифльхейма,

Слой за слоем чешуйки

Ногтей

Он кладёт и кладёт.

Хюмир корабль свой строит во льдах Нифльхейма,

Чтобы мчал тот корабль

По волнам,

Обратившимся в лёд.

 

Хюмир корабль свой строит во льдах Нифльхейма.

Ногти впились в борта

И скрипят,

Продолжая расти.

Хюмир корабль свой строит во льдах Нифльхейма,

Хюмир строит корабль,

Что ётунов

Войско вместит.

 

Хюмир корабль свой строит во льдах Нифльхейма,

И покуда он строит,

Его

Рагнарёк подождёт.

Хюмир корабль свой строит во льдах Нифльхейма,

И, страшась опоздать,

Свои ногти

В тревоге грызёт...

 

Хюмир корабль свой строит во льдах Нифльхейма...

 

ФЕНГАН (широко зевая)

Ах, почему Герута не явилась на этот пир? Ведь мне она вина всегда не слишком много оставляет – три рога выпивает без труда, покуда все мы пьём по половине... А ныне без неё я захмелел… Вы без меня пока тут погорюйте, но не ломайте лавки и столы, чтоб я от вашей скорби не проснулся...

 

(ФЕНГАН откидывается на спинку трона и засыпает)

(входит АМЛЕД с круглым щитом в одной руке и с ларцом даров в другой. В гробовом молчании проходит к столу, плюхается на скамью и начинает нагребать еду на щит, как на блюдо, параллельно набивая ею рот)

 

АМЛЕД (слегка невнятно)

Я вижу, тут у вас отменный пир! Воистину, достойна эта пища быть высоко поднятою на щит! Чего молчите, хёвдинги и ярлы? Не слышу я ни песен, ни бесед. Неужто кто-то умер – и, вернувшись, я горестную тризну здесь застал?

 

СКАЛЬД (фаталистично-спокойно)

Ну, всё. Допились. Белка Рататоск на этот пир пришла незваной гостьей – в бреду являть нам лики мертвецов, зелёных троллей, остроухих альвов, тюленей, что танцуют на столах, и наших ярлов в облике нелепом: напудренных, в чулках и париках, сошедшихся в жестоком поединке, оружием избравши вертела. Подвластны ей любые наважденья, и будет белка долго нас стращать, чтоб мы в испуге принесли ей клятву: отныне и навеки бросить пить.

 

АМЛЕД

Тревоги прочь, о скальд медоречивый! Коль белка и придёт под этот кров, её я одолею в поединке! Я в Англии искусство превзошёл бить белку в глаз тараном стенобитным! Как говорит мой друг, отважный Олаф, пиная створки крепкою ногой: бей город в воротА, не порти стену!

 

1-Й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ

Глядите… Амлед… Прямо как живой!

 

АМЛЕД

Да, жив я, и тому вернейший знак – мой щит!

(Показывает щит, вытряхивая из него всю снедь)

Глядите, на щите три руны… не те, что вы подумали, а Маназ, и Йера с ней, и Ингуз тоже там. И мудрому расскажут эти знаки, что человек до времени живой.

 

2-Й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ

А где же Росакранс и Гютлинстьярна? Вы в Англию отправились втроём, а ты сейчас вернулся в одиночку!

 

АМЛЕД (растопыривая пальцы рук и позвякивая перстнями)

Да ты, видать, ослеп! Мои друзья всегда идут со мной, куда б ни шёл я: в дорогу, веселя меня в пути; в поход, моё приумножая войско; на тинг – вести премудрый разговор, и в тёмный лес – разить копьём медведя! И ныне всё как должно, погляди! Они меня за руки держат оба: мою десницу стиснул Росакранс, а шуйца же в ладони Гютлинстьярны!

 

3-Й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ

Эй, Амлед, как же вышло, что ты жив? Нам весть была: тебя убили саксы.

 

АМЛЕД

А… видно, перепутали слегка. Я мирно отдыхал в своём шатре, когда ко мне толпой они ворвались. Их было сотни три… а то и пять, при мне же ни меча и ни секиры, ни малого кинжала, и пришлось душить тех саксов голыми руками. Я утомился и, сразив их всех, на землю пал, уснувши как убитый. Да Олаф павшим так меня и счёл, и положил в ладью, и честь по чести её поджёг и по волнам пустил. Проснулся я, от дыма расчихался и, став к рулю пылающей ладьи, её направил к берегам ютландским.

 

СУРОВЫЕ ВИКИНГИ МАССОВКИ

Вернулся ты сюда в урочный час! Здесь без тебя не знали мы веселья, никто другой не мог нас рассмешить безумством дел и глупыми речами! Теперь ты снова с нами, и опять без устали хохочем мы под лавкой – вон даже пиво брызжет из ушей!

 

АМЛЕД (предельно серьёзно)

Одна беда: на берегах английских я совершенно разучился пить. В тех землях пиво варят из овса, а ярлу не пристало пить овсянку. Успел я позабыть, как держат рог, как мимо рта не пронести хмельное.

 

1-Й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ

А что тут помнить? Просто взял да пей!

 

АМЛЕД

Вот так и брать? А так вот опрокинуть?

(Выливает рог себе через плечо)

 

1-Й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ

Да нет же! Мимо рта не проноси! Гляди, вот так и осушают роги.

(Выпивает)

 

АМЛЕД

Вот так?

(Выливает рог себе на голову)

 

2-Й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ

Да нет же! Поднеси ко рту – и лей себе хмельное прямо в глотку!

(выпивает)

 

АМЛЕД

Вот так? Я наконец-то понял верно?

(Запрокидывая рог втягивает пиво носом, заходится в кашле)

 

3-Й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ

Взгляни, дурак, как подобает пить! Довольно тратить пиво понапрасну!

(Выпивает)

 

АМЛЕД

Благодарю! Наверное, вот так?

(Тщательно поливает из рога бороду)

 

СУРОВЫЕ ВИКИНГИ МАССОВКИ

Гляди, глупец, гляди и вспоминай, как надо пировать ютландским ярлам!

(Все пьют, понемногу падая вповалку)

 

АМЛЕД

Удался пир на славу! Все лежат, по Амледу достойно справив тризну, один лишь я здесь трезвый… как дурак.

 

(Входят ГЕРУТА с рогом и УЛЬФРИКА с булавой)

 

УЛЬФРИКА

Заснула утомлённая дружина…

 

ГЕРУТА (презрительно)

Всего-то с трёх бочонков… Слабаки!

 

УЛЬФРИКА

Боюсь я, как бы ярлы не простыли… Зима так близко, ночи холодны!

 

АМЛЕД

Невелика беда! Укроем их вот этим длинным тёплым гобеленом. Он, мать моя, на славу удался, мы без труда согреем всю дружину!

 

(АМЛЕД, УЛЬФРИКА и ГЕРУТА снимают гобелен со стены и начинают наматывать его на храпящих СУРОВЫХ ВИКИНГОВ МАССОВКИ, а заодно – на стол и лавки)

 

1-Й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ (приподнявшись, сонно)

Чегой-то вдруг стемнело… Не понять… Куда вино опять запропастилось?

 

ГЕРУТА (наклоняя над его ртом рог)

Да вот оно, не делось никуда. Висит вверху и льётся прямо в глотку!

 

(1-Й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ падает обратно под стол)

 

2-Й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ (приподнявшись, сонно)

Какой-то шум… Трубит в свой рог дозорный?..

 

УЛЬФРИКА (постукивая его булавой по голове)

Всё тихо. Это просто звон в ушах – от лавки, что упала на макушку.

 

(2-Й СУРОВЫЙ ВИКИНГ МАССОВКИ падает обратно под стол)

 

АМЛЕД

Где крючья? Мы закрепим одеяло, чтобы оно с дружины не сползло. Крепите лучше! Ночи так морозны!

 

(АМЛЕД, ГЕРУТА и УЛЬФРИКА закрепляют гобелен крючьями)

 

АМЛЕД

Я ярлов и хирсиров спеленал, пусть спят они – беспечно, как младенцы. И Фенгана никто не защитит, коль я приду спросить за смерть отцову. Пришла пора вершить святую месть!

 

ГЕРУТА

О, наконец! Мой мальчик стал мужчиной!

 

АМЛЕД

Раз я мужчина – пусть не говорят, что ни гвоздя забить я не умею. Я тут привёз из Англии гвоздей, и все до одного забью по шляпку!

 

(АМЛЕД идёт к трону, на котором спит ФЕНГАН. ГЕРУТА и УЛЬФРИКА садятся прямо поверх спелёнутой гобеленом мешанины из викингов и мебели, ГЕРУТА берет миску сушёной рыбёшки, ставит между собой и УЛЬФРИКОЙ. АМЛЕД обухом ОГРОМНОЙ ДВУРУЧНОЙ СЕКИРЫ начинает прибивать к стене висящее на ней оружие. ГЕРУТА и УЛЬФРИКА наблюдают, грызя рыбёшку)

 

ФЕНГАН

Кто там во тьме грохочет молотком, мешая спать ютландскому владыке, когда, устав от тризны, он уснул, скорбея по племяннику родному?!

 

АМЛЕД

Народец нынче очень вороват... Что не прибьёшь гвоздями – тут же стащат: хоть меч, хоть сноп соломы, хоть престол...

 

ФЕНГАН

А, Амлед, это ты? Так ты же умер!

 

АМЛЕД

Да, умер. Без оружия в руках сошёл я в Хель и видел там немало. Теперь же я вернулся во плоти – как не прийти на собственную тризну?!

 

ФЕНГАН

Ты опоздал: уже окончен пир! Доеден хлеб, до дна допито пиво, и даже кости побросали псам! Ступай назад и не смущай живущих!

 

АМЛЕД

Раз угощенья нету для меня, потешь меня хоть доброю беседой!

 

ФЕНГАН

О чём живому с мёртвым говорить?

 

АМЛЕД

Как водится – о жизни и о смерти! О башмаках – свидетелях родства! О сургуче, багряном словно кровь, под тяжким перстнем золотой печати! О кочанах голов на пашне битв! О конунгах, сменяющих друг друга! О море, что неистово кипит по воле седоглавого Эгира!

 

ФЕНГАН

Клянусь, не изменился ты ничуть! Хоть умер, но по прежнему безумен!

 

АМЛЕД

А ты всё так же жив – и так же глуп.

 

ФЕНГАН (подозрительно)

Меня терзают смутные сомненья… Сдаётся мне, что ты совсем не мёртв!

 

АМЛЕД

И часу не прошло как догадался! Тебя я после смерти нареку, как подобает – «Фенган Очевидный»!

 

ФЕНГАН (ещё более подозрительно)

Да у тебя дурное на уме…

 

АМЛЕД

Чего дурного в славной кровной мести? Я за отца спросить к тебе пришёл: где брат твой Хорвендил? Скажи мне, дядя...

 

ФЕНГАН (вскакивает на ноги)

Ко мне, дружина! Хёвдинги, ко мне! Ко мне на помощь, верные хускарлы! Хирсиры, к бою! Конунг вас зовёт!

 

АМЛЕД

Уснули крепко ярлы и хускарлы, а я их поплотнее спеленал. Не будет ныне Фенгану подмоги!

 

ФЕНГАН

Да я тебя! Своею же рукой!

(шарит за спинкой трона)

А ну-ка, где же там моя секира?

 

 

АМЛЕД (доставая ОГРОМНУЮ ДВУРУЧНУЮ СЕКИРУ из-за спины)

Отцовскую секиру я забрал. Я рассудил, что мне она нужнее.

 

ФЕНГАН (хватается за висящий на стене меч, пытается снять)

Да я тебя мечом! Напополам!

 

АМЛЕД

К стене прибит твой меч, а с ним и ножны.

 

ФЕНГАН (хватается за висящую на стене булаву, пытается снять)

Ты не достоин смерти от  меча, расплющу я тебя дубиной всмятку!

 

АМЛЕД

Дубина приколочена к стене, её не снимешь, стену не разрушив.

 

ФЕНГАН (хватается за висящее на стене копьё, пытается снять)

Да я тебя копьём пробью насквозь, на древко нанизав как поросёнка!

 

АМЛЕД

Забил я в древко дюжину гвоздей, не взять тебе копья, чтоб защититься.

 

ФЕНГАН (бегая вдоль стены)

Да я тебя из лука! Из пращи!

 

АМЛЕД

Оружие, постыдное для ярла, но я и их к стене приколотил.

 

ФЕНГАН (хватается за стоящий в углу веник)

Да я тебя метлой, как таракана!

(дёргает метлу, безуспешно)

Проклятие! Прибита и метла!

 

АМЛЕД

Да, это я слегка перестарался…

 

ФЕНГАН

Отродья Гарма! Прочь уйду от вас!

(выбегает)

 

АМЛЕД (бежит следом)

Эй, дядя, осторожнее! Ступеньки!

(выбегает)

 

(за сценой слышатся шум, лязг, треск, вопли, грохот, стук, хряск и наконец зловещая тишина. Входит АМЛЕД)

 

АМЛЕД

Ну я же говорил ему: ступеньки! Теперь придётся лестницу чинить. Возрадуйтесь! Отмщение свершилось, к ответу негодяя я призвал! За лучшего из всех владык ютландских, на месте преступленья своего, братоубийца ныне был наказан. Снимите же с дружины гобелен, а я престол отца займу по праву.

 

ГЕРУТА (стягивая гобелен с СУРОВЫХ ВИКИНГОВ МАССОВКИ)

Я наконец-то гобелен сожгу!

 

УЛЬФРИКА (помогая ей)

Мой ярл! Настало время и для свадьбы!

 

СУРОВЫЕ ВИКИНГИ МАССОВКИ (выбираясь из-под гобелена)

Да славится наш новый конунг Амлед!

 

(Два СУРОВЫХ ВИКИНГА МАССОВКИ вносят на сцену ТЕНЬ ОТЦА АМЛЕДА лежащую на щите, в полном доспехе).

 

ТЕНЬ ОТЦА АМЛЕДА (потусторонним голосом из репродуктора)

Клянусь, сынок мой вырос весь в меня! Тебе я шлю привет свой из Вальхаллы, о Амлед, отомстивший за отца!

 

(СУРОВЫЕ ВИКИНГИ МАССОВКИ уносят ТЕНЬ ОТЦА АМЛЕДА)

(Входит ОЛАФ)

 

ОЛАФ (робко заглядывая в зал)

А саксы?.. Ладно, я зайду попозже…

 

(уходит)

 

СКАЛЬД

Засим я завершаю эту сагу. И я там был свидетелем всего, зрил битвы кубков и пиры мечей. Мёд мудрости, мешаясь с буйным хмелем, обильно по усам моим стекал. Теперь же принесите мне добавки! Поднимем рог за славные те дни!

 

(занавес)

 

КОНЕЦ

 

P. S. Мои искренние благодарности:

Уильяму-наше-всё Шекспиру;

Саксону Грамматикусу – автору первоисточника;

Эйнхерию (Александру Филипенко), которому и принадлежит идея написать пьесу непосредственно по Грамматикусовой истории об Амледе;

Потане (Светлане Шенкарь) – моей любимой жене, корректору, художественному редактору и соавтору в написании данного текста;

Берену Барахириону из Москвы – за ценную консультацию по древнескандинавской культуре вообще, и Росакранса с Гютлинстьярной (хель, к концу работы я научился выговаривать это имя!) в частности;

Прочим хорошим людям, так или иначе поддерживавшим меня в этом деле.

 

P. P. S. При создании данного произведения ни один викинг не пострадал!

 

 

Примечания:

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

 

«исландских заполярных отморозков» – в случае несогласия по поводу отмороженности – см. Сагу о Вёльсунгах, любое случайное место.

 

«под флагом росомахи» – флаг, означавший что новоприбывшие пришли ограбить всех присутствующих до нитки. Далеко не худшее, что викинги могли показать в качестве флага.

 

«порой зубами в гневе разрывая... медведей, если те встречались им, когда в лесу кончались мухоморы» – современные исследователи считают предположения про мухоморы несколько сомнительными, так что, похоже, медведи страдали не от случая к случаю, а постоянно.

 

«Ютландцы – это, я скажу, не свены» – многие не согласятся с ним. Свены порою тоже весьма затейливы во внутрисемейных делах королевских династий – см. Сагу о Хервёр.

 

«Вот конунг наш отважный, Хорвендил» – крайне прозаический вариант произношения. С тем же успехом имя покойного может быть прочитано как дивное «Эрендил».

 

«взял в жёны дочь владыки всех датчан» – как ни странно, в исходной саге герои делят отнюдь не датский престол, а трон вассального ему ютландского королевства. Впрочем, при Уильяме нашем Шекспире данного королевства уже не было и в помине.

 

«А вот английский славный конунг Олаф» – английского короля, равно как и троих приспешников Фенгана, первую любовь Амледа и многих других достойных внимания участников событий Саксон Грамматик оставил безымянными. Автору пришлось заполнять пробелы, полагаясь на интуицию, вдохновение и культурный багаж.

 

«по прозвищу Моржовая Погибель» – прозвище свидетельствует о склонности английского конунга к интеллектуальным развлечениям, в частности – к игре в Хнефатафл, фигурки для которого традиционно вырезались из моржовой кости.

 

«Увы, слегка не дружит с головой... ну, а порой и вовсе с ней враждует, сражаясь с головою исступлённо, бия её об стену и об пол.» – см. Старшую Эдду, Прорицание вёльвы, стих 46. Или «Песенку о голове» Владимира Ланцберга.

 

«Он давеча в мой пиршественный зал принёс на палке дохлую ворону». Принесение мертвого ворона – акт аллегорического упрёка сотрапезникам, намёк на то, что их хугин и мунин (мысль и память) мертвы.

 

«Будь славен, младший отпрыск Гервендила» – увы, сбивающие с толку созвучностью имён родословные вроде «Хорвендил сын Гервендила» или «Торин, сын Трейна, внук Трора» довольно-таки обычное явление для германо-скандинавских преданий.

 

«и медведь вам споёт» – более подробно о связях медведей, мёда и скальдической поэзии см. А. Милн, «Винни-Пух и все-все-все».

 

«бросать на счастье кольца в Эйяфьядль...» – сюзерен Фенгана, конунг Рорик датский носил прозвище «метатель колец». Слова Фенгана – намёк на возможный мятеж против своего властелина.

 

«Эйяфь… Эйяфьядлай… Проклятье, Йорик, сейчас язык сломаю об вулкан!» – видимый признак недостойности Фенгана как правителя. Истинный скандинавский конунг и куда более трудные слова произнёс бы без запинки.

 

В другой версии произношения – Рюрик. Знаменит, кроме всего прочего, своими походами в славянские земли.

 

«Как говорил великий мастер Синдри, для Громовержца молот отковав» – великий тёмноальвийский мастер ещё много чего сказал: и о нерадивости своего брата-помощника, и о коварстве Локи, мешавшего работе, и о получившейся слишком короткой рукояти Мьёлльнира. Но из соображений хорошего тона не будем приводить его речи полностью.

 

«Твои я, Один, помню имена, и каждое из них меня вело» – возможно, Амлед сильно преувеличивает свои познания, а может быть, просто не считает нужным перечислить весь список, включая десяток синонимов слова «визжащий».

 

«Неужто это яблоко ты выкрал у светлой Идунн, из её ларца?». Яблоки Идунн в скандинавской мифологии – надёжное средство омоложения. По крайней мере, попытка их украсть – верный способ остаться вечно молодым.

 

«уйду на них, не дожидаясь снега» – фактически «я соглашусь на твоё предложение не раньше, чем лыжи поедут по траве». Экспрессивная форма категорического отказа.

 

«Пойду спрошу у ясеня совет» – в случае неудачи Амлед обратился бы и к тополю, однако этого не потребовалось.

 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

 

«под песню «Правь, Британия, морями!» – с точки зрения ютландских мореходов, особо возмутительно зачисление в список настоящих морей «южного моря» – пролива Ла-Манш.

 

«Отменно вежлив будет этот лось, никак не помешает он беседе» – Йорик рассчитывает на то, что ввиду вечернего времени при колеблющемся свете очага случайные шевеления чучела никто не заметит.

 

«Остановись мой, драккар! Вёсел плеск, умолкни по веленью моему! Оставь кормило, крепкорукий кормчий!» – Амлед в последний раз даёт волю сомнениям в правильности своих деяний, и, скорее для самого себя, перечисляет возможные последствия отказа от своего замысла, рассуждая вслух.

 

«Клянусь что ровно так же Тор и Альвис свою беседу некогда вели» – для тёмного альва Альвиса беседа закончилась восходом гибельного для него солнца. Для Амледа – созерцанием несколько более мелких и подвижных светил.

 

«...и шли в подарок Рольфу Пешеходу» – Рольф на тот момент ещё не ходил пешком даже под стол, но Амлед в великой мудрости своей прозревает будущее. Это объясняет и другие анахронизмы в его речах.

 

«пускай повесит где-нибудь в Байо» – Амлед намекает, что неплохо было бы заранее изобразить на гобелене его грядущие подвиги в Англии.

 

«Свидетель Фрейр, наездник кабана, что свиньи мастера хранить секреты» – Фрейр на примере своего скакуна также мог бы засвидетельствовать, что слово – серебро, а свинья – золото.

 

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

 

«Ютландцы, конунг!» – лаконичность объявления свидетельствует о крайней важности события, требующего принятия быстрых решений.

 

«а я б и пикту отыскал скамью повыше, и поил бы щедро мёдом» – Олаф даёт понять, что под его кровом гости могут не бояться ни за свою жизнь, ни за свою свободу, ни за сохранность своих тайн.

 

«Люблю я данов, что несут дары мне» – особенно если в качестве даров предлагаются упомянутые ниже «дровяные лошади» (корабли).

 

«Спокойно, Олаф, ты не на войне…» – война в самом разгаре, но на время трапезы Конунгиня-Мать считает её приостановленной.

 

«но вижу я: неправильным ты мёдом в своём чертоге потчуешь гостей» – увы, рецепт правильного напитка ныне безвозвратно утерян.

 

«Она мне как товарищ боевой!» – о символизме фигуры свиньи/вепря как спутника и защитника см. А. Милн, «Винни-Пух и все-все-все».

 

«я рад знакомству, о любезный Бьёрнссон» – непереводимая игра слов.

 

«Ну, волк отхожей ямы, погоди!» – Олаф явно намеревался назвать Амледа ещё и шелудивым зайцем, однако, будучи крайне сдержанным в своих речах человеком, удержался от этого.

 

«которых из Ирландии изгнали за гнусный нрав и смертоносный яд!» – по другой версии, змей вывезли подчистую викинги, грабившие Ирландию и хватавшие всё, что плохо лежит.

 

«будь хоть Рагнаром в Кожаных Штанах» – Рагнар Лодброк погиб в змеиной яме в этих самых местах. Кожаные Штаны не помогли.

 

«хоть хитро… умным, но бесштанным Локи» – когда асам потребовалось насмешить Скади, Локи не придумал ничего лучше, чем снять штаны. Скади посмеялась, однако много позже, когда асы осудили Локи, именно она добыла змею, чтобы та изливала на него яд. Что наводит на мысль, что чувство юмора у покровительницы охоты и ходьбы на лыжах было несколько более сложным, чем думалось Локи.

 

 

«...тебе отдавши дочь родную в жёны» – согласно первоисточнику от Саксона Грамматика, Амлед был весьма склонен к многожёнству.

 

«...отличного шотландского раба, искусного в терзании волынки» – согласно первоисточнику от Саксона Грамматика, Английский конунг имел весьма специфических знакомых среди шотландцев – например, принцессу Хермудруду, имевшую привычку казнить всякого, кто к ней посватается – и весьма энергично знакомил Амледа с этими удивительными людьми.

 

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

 

«Валькирии роняют на копьё из ясных глаз, паря над полем брани, свою скупую женскую слезу» – ронять слёзы на что-либо другое для дев битвы немыслимо.

 

«Как славно, что мы все собрались здесь» – последней фразой Фенган намекает скальду, чтобы выбрал песню простую и знакомую всем собравшимся, дабы все могли подпевать.

 

«Белка Рататоск на этот пир пришла незваной гостьей» – будь скальд менее пьян, он порадовался бы, что дело происходит в Мидгарде, где белка Рататоск не особо опасна. Вот для обитателей ледяного мира Нифльхейма Рататоск всегда является предвестником великих бед, особенно если держит в лапах орех или жёлудь.

 

«бей город в воротА, не порти стену» – приказ, отданный Олафом во время набега на Манчестер.

 

«Да, жив я, и тому вернейший знак – мой щит» – в позднейшей части первоисточника Саксона Грамматика Амлед обзаводится куда более информативным щитом, на котором в виде «комикса» изложена вся его биография.

 

«Мои друзья всегда идут со мной, куда б ни шёл я» – Амлед намекает на свою стойкость к метелям, зною и даже английским проливным дождям.

 

«а ярлу не пристало пить овсянку» – см. Старшая Эдда, Песнь о Харбарде.

 

«Зима так близко, ночи холодны!» – Амлед намекает, что расправа над Фенганом будет настолько жестокой, что на неё лучше не смотреть даже закалённым в боях воинам.

 

«мы без труда согреем всю дружину» – здесь автор позволил себе немного гуманизма – у Саксона Грамматика гобелен используется для куда более радикального, несовместимого с жизнью согревания всех гостей.

 

«О башмаках – свидетелях родства! О сургуче, багряном словно кровь, под тяжким перстнем золотой печати! О кочанах голов на пашне битв! О конунгах, сменяющих друг друга! О море, что неистово кипит по воле седоглавого Эгира!» – для Амледа не прошло даром общение с Олафом, гибельным как для моржей, так и для плотников, коим приходится постоянно заниматься тяжким трудом по починке изгрызенного трона.

 

«Тебя я после смерти нареку, как подобает, «Фенган Очевидный» – как это ни странно, слова Амледа не насмешка, а последняя дань уважения пусть ненавистному, но всё же старшему родичу.

 

«Отродья Гарма! Прочь уйду от вас!» – опрометчивое решение: в ближайший монастырь идти не было смысла, так как в нём уже успела побывать Ульфрика.

 

«Мёд мудрости, мешаясь с буйным пивом, обильно по усам моим стекал» – Скальд похваляется, что он не безусый юнец, а зрелый муж, в усах которого после пира остаётся немало от выпитых напитков. В переносном смысле – что он человек, не только видавший много удивительного, но и имеющий достаточно мудрости и жизненного опыта, чтобы осмыслить увиденное.

[1]

https://elfiyahu.livejournal.com/feed/
https://www.facebook.com/elfiyahu
https://vk.com/id17277065
Elfiyahu05@gmail.com


[1]