Статья “Влияние Ориона на выживаемость и продолжительность жизни…”

ВЛИЯНИЕ ПРЕПАРАТА “ОРИОН” НА ВЫЖИВАЕМОСТЬ В СТРЕССОРНЫХ УСЛОВИЯХ И ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ Drosophila melanogaster

Проведены пилотные исследования для оценки влияния препарата “Орион” на выживаемость в стрессорных условиях и продолжительность жизни (ПЖ) Drosophila melanogaster.

Установлено, что инкубация дрозофил на питательной среде с добавлением различных концентраций Ориона повышает их выживаемость при тепловом шоке (38 °С) и при инкубации на кислой (рН = 1,6) или щелочной (рН = 11,8) среде.

При воздействиях, моделирующих развитие окислительного стресса (атмосфера 100% кислорода или добавление 15% Н2О2 к питательной среде), защитный эффект отсутствовал. В опытах по изучению влияния Ориона на возрастную динамику смертности и ПЖ были обнаружены два уникальных геропротекторных свойства препарата. Во-первых, пролонгирующий жизнь эффект возрастал по мере увеличения начального возраста воздействия и достигал 2–3 кратного повышения средней оставшейся ПЖ; во-вторых, применение препарата, начиная с 52 сут и более, способствовало появлению субпопуляции сверхдолгожителей (имаго старше 100 сут), которые отсутствовали в контрольной группе.

Необходимы дальнейшие исследования с целью проверки необычных геропротекторных свойств Ориона на дрозофилах и разработки оптимальной схемы экспериментов на млекопитающих. Ключевые слова: старение, стресс, выживаемость, продолжительность жизни, Орион, дрозофила. Орион является многокомпонентным препаратом, основу которого составляют производные таурохолевой кислоты, известной своим модулирующим влиянием на различные регуляторные и функциональные системы (в частности, пищеварения, детоксикации, выделения, запрограммированной гибели клетке.

Изучение безвредности Ориона в доклинических исследованиях проводили в Институте фармакологии и токсикологии АМН Украины, а специфическую противоопухолевую активность исследовали в Институте экспериментальной патологии, онкологии и радиобиологии им. Р. Н. Кавецкого НАН Украины. С 2002 г. Орион проходит испытания в трех медицинских учреждениях Украины: в отделении внутримозговых опухолей Института нейрохирургии им. акад. А. П. Ромоданова, в хирургическом отделении Военно-медицинского Управления службы безопасности Украины и в отделении системных опухолевых заболеваний Национального института рака.

Следует отметить, что изначально Орион был разработан как средство, стимулирующее адаптивные возможности и работоспособность человека в условиях экстремальных физических и психологических нагрузок. В этой связи представлялось обоснованным проверить, могут ли антистрессорные и защитные свойства Ориона “перерасти” в геропротекторные. Такое предположение оправдано еще и потому, что, как указывалось выше, в исследованиях на культуре клеток мышей и человека, а также при обследовании пациентов, страдавших тяжелыми формами злокачественных новообразований, было установлено, что Орион обладает уникальными антиканцерогенными свойствами. Уместно упомянуть, что злокачественные новообразования считаются одной из основных форм возрастной патологии и причин смертности, и что между старением и раком существуют немало общих детерминант.

Таким образом, имеющиеся сведения указывают на перспективность испытания Ориона в качестве средства, повышающего адаптивные возможности и продолжительность жизни (ПЖ) стареющего организма. Так как нам неизвестны экспериментальные данные об испытании Ориона в таком качестве, то первый скрининговый этап исследований, очевидно, целесообразно было провести на излюбленном объекте многих медико-биологических дисциплин – дрозофиле. Для опытов по изучению старения и ПЖ преимущества дрозофил (как объекта исследований) заметно возрастают, поскольку к хорошо известному набору положительных свойств добавляется еще одно существенное обстоятельство – сравнительно короткая ПЖ.

Прежде чем приступить к изучению влияния Ориона на старение и ПЖ, представлялось необходимым выяснить вопрос о том, действительно ли препарат способен стимулировать защитные возможности и жизнеспособность в экстремальных условиях. Многие годы в геронтологической литературе обсуждается концепция о том, что ПЖ определяется способностью переносить функциональные и стрессорные нагрузки; в связи с этим гены, участвующие в поддержании жизнеспособности в стрессорных условиях, могут одновременно быть вовлечены в определение долголетия. Адаптация к стрессу обычно сопровождается снижением общего уровня метаболизма на фоне усиления продукции специфических защитных белков типа шаперонов, антиоксидантных белков и др. Как показывает анализ накопленного материала, большинство антистрессорных факторов, но не все, одновременно являются активными участниками поддержания жизнеспособности и долголетия в нормальных условиях. Поэтому изучению влияния Ориона на ПЖ предшествовали опыты для выяснения влияния препарата на жизнеспособность дрозофил при различных по природе стрессорных воздействиях.

Такие испытания проводили после периода преинкубации (обычно 6 сут), во время которого имаго дрозофил сажали на питательную среду с различными концентрациями Ориона для возможных перестроек регуляторных и метаболических систем организма. В этом фрагменте работы представлены данные по четырем тестам, которые можно подразделить на две группы по природе лимитирующего жизнеспособность фактора. В первой группе, к которой отнесли ТШ и содержание на кислой или щелочной питательной среде, лимитирующим фактором выживания, как мы полагаем, могло быть разрушение водородных связей и денатурация макромолекул. Вторая группа воздействий была использована для стимуляции образования активных форм кислорода и развития окислительного стресса (100% кислорода или питательная среда с 15% Н2О2).

Цель настоящей работы – проведение пилотных исследований для выяснения влияния Ориона на приспособительные возможности организма, возрастную динамику смертности и ПЖ. Особый интерес представляло применение препарата, начиная со старших возрастов, так как именно такая схема использования геропротекторов наиболее приемлема на практике и потому актуальна.

Материал и методы. Опыты проведены на дрозофилах линии Орегон_R, популяция которых содержится в нашей лаборатории в течение многих лет. Препарат “Орион 37” (далее Орион) в различных концентрациях добавляли к питательной среде, начиная от яйцекладки и до старших возрастов имагинальной жизни (до 61 сут). При начале воздействия со старших возрастов влияние препарата на долголетие оценивали по средней оставшейся ПЖ (СОПЖ), то есть средней ПЖ при условии принятия возраста в начале воздействия за “ноль”.

Предварительные опыты показали, что Орион при добавлении к питательной среде в концентрации 4% и более обнаруживает явные токсические эффекты. Особенно чувствительными к высоким дозам препарата оказались интенсивно растущие личинки, у которых токсические эффекты наблюдались при концентрациях на порядок ниже, чем у имаго. Поэтому в последующих исследованиях были использованы концентрации в диапазоне от 0,001% до 2%. Для оценки влияния Ориона на жизнеспособность в стрессорных условиях была разработана специальная батарея тестов. Силу и продолжительность действия стрессорных воздействий подбирали таким образом, чтобы в контрольной группе (без добавления Ориона) выживала примерно треть испытуемых особей. Тепловой шок (ТШ, 30 мин при 38 °С) моделировали в термостате АСИС, который обеспечивает равномерное распределение температуры благодаря принудительной вентиляции. Турбулентное перемешивание воздуха при этом необходимо, так как предварительные испытания показали, что даже небольшие отклонения температуры выше или ниже критической границы существенно влияют на конечный результат испытаний. Выживаемость определяли через сутки после ТШ. Стрессовые нагрузки на поддержание кислотно-щелочного равновесия создавали с помощью содержания имаго в течение 66 ч на питательной среде, подкисленной с помощью 1 н HCl до рН = 1,6, или в течение 42 ч на среде, подщелоченной с помощью 1 н NaOH до рН 11,8. Окислительный стресс моделировали с помощью содержания имаго дрозофил в течение 64 ч в атмосфере 100 % кислорода или в течение 30 ч на питательной среде с 15% перекиси водорода.

При статистической обработке данных использовали метод наименьших квадратов. Результаты и их обсуждение Тепловой шок. ТШ является простым и информативным тестом для выяснения приспособительных возможностей организма. Полагают, что выживаемость в таких условиях в основном определяется мощностью и эффективностью работы особых белков — шаперонов, известных также как белки ТШ, которые обеспечивают правильную укладку новосинтезированных и сохранность структуры существующих макромолекул [2,6,8,9,10,13,15,17,18]. В наших исследованиях ТШ моделировали помещением имаго дрозофил в течение 30 мин в интенсивно вентилируемый термостат с температурой 38 °С. Как видно из представленных графиков, в группе контрольных имаго в таких условиях выживали примерно 1/3 молодых и 1/4 старых особей (рис.1). Инкубация на питательной среде с 0,2% и 0,5% Ориона существенно не повлияла на выживаемость имаго обеих возрастных групп. Однако при последующем повышении концентрации до 1% и 2% в них наблюдался рост выживаемости почти вдвое. Примечательно, что выживаемость старых дрозофил, содержащихся на среде с концентрацией Ориона 1% и 2%, достигала или даже несколько превосходила уровень, характерный для молодых интактных имаго. Вместе с тем, процент выживших старых имаго во всем диапазоне испытанных доз оставался ниже, чем молодых дрозофил (см. рис.1). Кислая и щелочная среда. Как известно, поддержание кислотно-щелочного равновесия является одним из необходимых условий нормального функционирования клетки и организма в целом. При помещении дрозофил в течение нескольких суток на питательную среду с кислой или щелочной рН, очевидно, происходит постепенное истощение резервных возможностей соответствующих буферных систем с последующим смещением кислотно-щелочного равновесия в критический диапазон, несовместимый с условиями дальнейшего существования организма.

Проведенные исследования показали, что при инкубации интактных молодых имаго на среде с рН = 1,6 в течение 66 ч или при инкубации на среде с рН = 11,8 в течение 42 ч погибает примерно треть особей. Предварительная инкубация на среде с добавлением 0,2% и 0,5% Ориона вызывала примерно двукратное увеличение выживаемости. Однако более высокие дозы препарата, которые обеспечивали максимальную жизнеспособность при ТШ, при изменении рН оказались менее эффективными (в случае1 % Ориона) или вовсе неэффективными (при 2% Ориона) (см. рис.1). Таким образом, как и при ТШ, содержание имаго дрозофил на питательной среде с Орионом обеспечивает почти двукратное увеличение выживаемости при кислом или щелочном рН. Такие экспозиции, очевидно, приводят к смещению кислотно-щелочного равновесия у дрозофил за критические границы с неизбежной денатурацией макромолекул. В этом смысле защитные эффекты Ориона при ТШ и нарушениях кислотно-щелочного равновесия могут иметь много общего. Обращает на себя внимание то, что оптимальные концентрации Ориона при относительно медленно развивающихся нарушениях кислотно-щелочного равновесия (2-3 сут) в несколько раз меньше (0,2-0,5%), чем в аналогичных опытах с более стремительно развивающимися разрушительными процессами 30-минутного ТШ (1-2%).

Влияние различных концентраций Ориона на выживаемость молодых и старых дрозофил при тепловом шоке (30 мин при 38 °С) и молодых дрозофил при содержании на кислой (66 ч при рН = 1,6) или щелочной (42 ч при рН = 11,8) питательной среде. Окислительный стресс. Свободные радикалы и связанный с ними окислительный стресс считаются едва ли не самой основной причиной старения. В наших опытах окислительный стресс моделировался с помощью помещения молодых дрозофил в атмосферу 100% кислорода в течение 64 ч или содержанием в течение 30 ч на питательной среде с 15% Н2О2. Как показали полученные результаты, в обоих случаях Орион не вызывал повышения выживаемости. Скорее, напротив, наблюдалось некоторое снижение, которое было более выражено при инкубации в атмосфере чистого кислорода (рис.2).

Полученные данные свидетельствуют о том, что в отличие от стрессов, повреждающее влияние которых, по всей видимости, обусловлено денатурацией макромолекул, при моделировании окислительного стресса Орион не проявил способности повышения жизнеспособности. Эти, казалось, неутешительные результаты, тем не менее, могут иметь немаловажное значение для усиления защитных эффектов препарата (например, путем сочетания Ориона с антиоксидантами). Ведь известно, что экзогенные антиоксиданты, по существу, бесполезны в нормальных условиях, но могут оказаться вполне уместными в условиях, когда наступает ухудшение антиоксидантной ситуации.

Обобщая результаты приведенного фрагмента, следует подчеркнуть, что в случае более прямого подтверждения того, что Орион эффективен при денатурации макромолекул, могут открываться широкие возможности для его применения, так как денатурация нуклеиновых кислот и белков является хорошо документированным нарушением, лежащим в основе многих патологических процессов и старения. Окислительный стресс: см. вкладку ФОТО Рисунки. Рис.2. Влияние различных концентраций Ориона (%) на выживаемость молодых дрозофил при содержании в атмосфере 100% кислорода (64 ч) или на питательной среде с 15% Н2О2 (30 ч). Влияние Ориона на возрастную динамику смертности и ПЖ. Наибольший интерес представляли результаты опытов, в которых проверялось влияние Ориона на паттерн старения и ПЖ. При этом мы постарались избежать часто встречающейся ошибки исследований такого плана, в которых ожидаемый пролонгирующий жизнь эффект проверяется, начиная только с самых ранних периодов жизни. С одной стороны, такой подход понятен, так как старение многими воспринимается как нечто, аналогичное болезни. Стало быть, чем раньше будет начато лечение, тем лучше. К слову, правомочность такого принципа подтверждалась неоднократно, и в большинстве случаев пролонгирующий жизнь эффект тем больше, чем раньше были применены соответствующие воздействия [3]. С другой стороны, совершенно очевидно, что, с практической точки зрения, такой подход мало эффективен, потому что применение рискованных воздействий в младенческом возрасте вряд ли приемлемо. С этой точки зрения, гораздо привлекательнее препараты, которые эффективны при применении, начиная со зрелого возраста, когда испытуемый действительно осознает необходимость попыток продления жизни. Поэтому, в оптимальном варианте эксперимента, конечно, следовало бы проверить влияние на ПЖ предполагаемого геропротекторного агента, начиная с различных возрастов – от раннего онтогенеза до глубокой старости. К сожалению, такой подход в большинстве случаев “невыгоден” или невозможен, так как требует существенного увеличения материальных ресурсов и времени исследований. Как нам известно, постановка эксперимента по изучению возможностей продления жизни именно по такой “невыгодной” схеме (которая на самом деле оказалась более чем выгодной) обсуждается впервые.

Благодаря использованию дрозофил появилась возможность испытать влияние Ориона на ПЖ, начиная с самых различных периодов жизни – с момента оогенеза и сперматогенеза (то есть до формирования будущего организма) и до глубокой старости. При такой постановке опытов ПЖ оценивали по двум показателям – по максимальной ПЖ и СОПЖ. В этих исследованиях особо отмечали те случаи, когда рост СОПЖ составлял 20% и более по сравнению со значениями этого показателя контрольной группы. Как показала практика, меньшие изменения ПЖ могут быть результатом естественных для дрозофил колебаний значений этого показателя.

Влияние Ориона на ПЖ имаго, начиная с 3-суточного возраста. Первая и самая большая серия испытаний влияния Ориона была начата с 3-суточного возраста имаго, то есть, по существу, с момента наступления их половой зрелости. В этой серии опытов был изучен широкий диапазон концентраций Ориона — от 0,001% до 1% (рис.3). Полученные данные оказались малоутешительными. Ни при одной концентрации Ориона не было обнаружено сколько-нибудь заметного увеличения средней или максимальной ПЖ. Обращает на себя внимание лишь то, что в группе имаго, содержащихся на питательной среде с добавкой Ориона в концентрации 1%, наблюдается некоторое “плато”, начиная примерно с 50-суточного возраста (см. рис.3). Этот, на первый взгляд, небольшой сдвиг примечателен тем, что, как показали последующие исследования, именно при концентрации 1% наблюдаются наиболее выраженные эффекты продления жизни с помощью Ориона. С 3 сут: см. вкладку ФОТО Рисунки. С 41 сут: см. вкладку ФОТО Рисунки. Рис.3. Влияние различных концентраций Ориона (%) на выживаемость имаго дрозофил с 3- и 41-суточного возраста. Влияние Ориона на ПЖ имаго, начиная с 41-суточного возраста. При добавлении Ориона к питательной среде, начиная с этого возраста (который, по существу, соответствует концу периода активной репродукции), также не были обнаружены существенные изменения СОПЖ и максимальной ПЖ. Судя по моменту 50% смертности, ПЖ при концентрации 1% Ориона сначала проявляла некоторую тенденцию к увеличению. Однако примерно с 60-суточного возраста произошло трудно объяснимое ускорение вымирания, и по максимальной ПЖ именно эта группа была самой короткоживущей (см. рис.3). Мы полагаем, что раннее вымирание старых особей этой группы нуждается в дополнительной проверке и, скорее, является одним из тех артефактов, которые, к сожалению, практически неизбежны в опытах по изучению ПЖ дрозофил. Влияние Ориона на ПЖ имаго, начиная с 45-суточного возраста.

В этих экспериментах были впервые получены результаты, которые свидетельствовали о пролонгирующем жизнь потенциале препарата. Данные опыты были поставлены на двух популяциях дрозофил, одна из которых была выращена в нормальных условиях, а другая – в условиях высокой личиночной плотности и характеризовалась типичными для таких случаев небольшими размерами тела. Это своеобразная модель сочетания ограниченного питания с повышенным риском интоксикации продуктами метаболизма. В зависимости от превалирования одного из этих факторов, популяция имаго, выращенная на такой среде, может превосходить контрольную группу или уступать ей по ПЖ. В частности, в наших опытах контрольные имаго, выращенные в условиях высокой личиночной плотности, имели несколько большую СОПЖ (10 сут) по сравнению с популяцией, выращенной в обычных условиях (примерно 7 сут). В обоих случаях добавление к питательной среде препарата в концентрации 1% увеличивало СОПЖ примерно на 30% по сравнению с контрольной группой. Обращает на себя внимание то, что в первом случае прирост СОПЖ при концентрации Ориона, равной 1,5%, достигал 53% (рис.4). С 45 сут (обычная плотность личинок).

Влияние Ориона на ПЖ имаго дрозофил, начиная с 50-суточного возраста. В наших опытах этот возраст был своеобразным критическим рубежом, который соответствует гибели половины исходной популяции (50% смертности) интактных особей (см. рис.3 и рис.7). Как выявилось в наших экспериментах, этот возраст оказался также рубежом исключительной эффективности Ориона, так как при начале воздействия с этого и более старших возрастов были обнаружены приросты СОПЖ, которые практически не встречались в наших предыдущих исследованиях и доступной нам литературе. Так, прирост СОПЖ при концентрации Ориона 1% при начале опытов с 50-суточного возраста составил 77% (рис. 5). Влияние Ориона на ПЖ имаго дрозофил, начиная с 52-суточного возраста. Примерно такие же впечатляющие результаты были получены и в этих опытах. Так, прирост СОПЖ при концентрации Ориона 1% достиг 88%. Обращает на себя внимание еще один примечательный факт: максимальная ПЖ при концентрациях 0,5% и 1% превосходила 100 сут, что в нашей популяции контрольных дрозофил практически не встречается и, как мы полагаем, соответствует границе сверхдолгожительства. Влияние Ориона на ПЖ имаго дрозофил, начиная с 55-суточного возраста.

В этих опытах был обнаружен самый большой прирост СОПЖ, который достигал 188% при концентрации Ориона 0,5%. Здесь обращает на себя внимание также то, что 20% популяции подопытных имаго превзошли критическую границу сверхдолгожительства. При концентрации Ориона 1% прирост СОПЖ также был существенным (58%), хотя он явно уступал уровню СОПЖ при 0,5% Ориона (рис.6). Влияние Ориона на ПЖ имаго дрозофил, начиная с 61-суточного возраста. В условиях массового культивирования (в 3 литровых банках) до такого возраста обычно доживает не более нескольких процентов особей исходной популяции. Как видно из графиков, представленных на рис.6, имаго этих дрозофил, содержащихся на среде с добавлением Ориона в концентрациях 1% и 2%, имели СОПЖ, более чем вдвое превышающую контрольный уровень. Однако самым примечательным в этой серии опытов, пожалуй, является то, что 10–20% исходной популяции доживает не только до 100 сут, но и до 110 – 120 сут. и более. Именно в этой серии было зафиксировано рекордное для наших дрозофил долголетие – 127 сут! С 55 сут: см. вкладку ФОТО Рисунки. С 61 сут: см. вкладку ФОТО Рисунки. Рис.6. Влияние различных концентраций Ориона (%) на выживаемость имаго дрозофил, с 55- и 61-суточного возраста.

Хотя увеличение СОПЖ вдвое и более само по себе является уникальным по своей прикладной значимости фактом и никогда не встречалось в наших предыдущих исследованиях, с научной точки зрения, появление субпопуляции сверхдолгожителей все же представляется наиболее значимой находкой этих опытов и заслуживает тщательной дополнительной проверки и анализа.

В самом деле, что лежит в основе такого феноменального для дрозофил долголетия? Ведь такие особи отсутствуют в контрольной группе. Более того, они отсутствуют и в популяциях, в которых воздействие Ориона было начато с возраста 50 сут и менее. Только в опытах, начатых с 52 сут и старше, у 10–20% исходной популяции обнаруживается этот феномен. Наиболее простым, но не единственным объяснением такого факта может быть то, что Орион и некий агент, связанный со старением и появляющийся в возрасте старше 50 сут, действуя как кофакторы, запускают механизм сверхдолгожительства.

Если бы удалось установить природу такого агента и выделить его, очевидно, появились бы интригующие возможности смоделировать сверхдолгожительство не только у 10–20% популяции, но и у значительно большей части особей. Определенную “подсказку” в поиске указанного агента, представляют сами полученные результаты. Ведь предполагаемый фактор появляется только в опытах, начатых с возраста выше 50 сут. По всей видимости, не лишено смысла попробовать фракционировать тем или иным способом гомогенаты таких животных или методом microarrаy сравнить экспрессию геномов и выделить те клеточные компоненты или генные продукты, которые характерны только для потенциальных сверхдолгожителей. Влияние Ориона на ПЖ имаго, начиная с яйцекладки. Прежде чем приступить в таким сложным и дорогостоящим исследованиям, наверно, следовало бы довести поиск оптимальных схем воздействия Ориона до логического завершения и, в частности, испытать его влияние с самых ранних этапов онтогенеза. Наши исследования такого плана были начаты со стадии оогенеза и сперматогенеза, то есть еще до формирования особи. Потомство, полученное от самок и самцов, содержащихся на среде с добавлением Ориона, далее содержалось на той же среде с теми же его концентрациями, что у родителей, до конца жизни имаго. Кривые выживания таких популяций дрозофил приведены на рис.7. Как оказалось, Орион в концентрации 0,5% и выше, по существу, был токсичен для развивающихся личинок. На таких средах выживали и доходили до стадии имаго не более 10–20% личинок.

Мы не исключали возможность того, что среди таких немногочисленных выживших особей могли оказаться настоящие сверхдолгожители. Однако такие ожидания не оправдались. Как видно из рис.7, дрозофилы, выжившие и дошедшие до стадии имаго на питательной среде с концентрацией Ориона 0,5% и 1%, по всей видимости, не смогли избавиться от “груза” трудно репарируемых повреждений и вымерли значительно раньше особей контрольной группы. Дрозофилы, выращенные на среде с концентрацией 0,2% Ориона, практически не отличались от особей интактной группы. А вот при еще меньших концентрациях Ориона (0,01–0,1%) наблюдалось увеличение средней ПЖ примерно на 1/3. При этом обращает на себя внимание то, что рост ПЖ в этих группах обеспечивался благодаря существенному снижению или даже отсутствию гибели подопытных имаго примерно до 50-суточного возраста. К сожалению, на более поздних этапах смертность в этих группах резко возросла, и по максимальной ПЖ они не отличались от интактных особей (см. рис.7). Следует отметить, что в описанных экспериментах были испытаны только постоянные (неизменные от начала до конца опыта) концентрации Ориона.

Между тем, очевидно, что опыты с переменными концентрациями (в частности, сочетание малых концентраций с момента яйцекладки и переход к более высоким концентрациям в старших возрастах) могли бы раскрыть дополнительные возможности продления жизни с помощью Ориона. Значительные резервы могут быть раскрыты также при других вариантах переменных доз, в частности при курсовом применении препарата. Обобщая результаты этих опытов, следует прежде всего подчеркнуть два уникальных свойства Ориона. Во-первых, чем старше возрастная группа, с которой начато воздействие, тем больше прирост СОПЖ; во-вторых, начиная с определенного возраста, добавление препарата к питательной среде имаго индуцирует появление сверхдолгожителей, которые отсутствуют в контрольной группе. Обнаруженные эффекты столь необычны с количественной и феноменологической точек зрения, что, безусловно, заслуживают тщательной проверки и анализа.

Уместно также отметить, что в работе, по существу, впервые описаны эксперименты по продлению жизни, в которых влияние испытуемого фактора начато с девяти различных этапов онтогенеза, начиная с момента формирования организма и до глубокой старости. Следует признать, что в определенной степени такие, по существу, повторные испытания проводились одновременно, причем как для получения новой информации, так и с целью проверки предыдущих серий опытов.

Каждый раз мы убеждались в эффективности Ориона. Вместе с тем, не может не настораживать тот факт, что эффект продления жизни нередко наблюдался только при дозе 1%, то есть в очень узком диапазоне.

Следует также особо выделить результаты опытов по изучению влияния Ориона на выживаемость в стрессорных условиях и, в частности, возможный рост устойчивости макромолекул к воздействиям денатурационной природы.

Есть основания допустить, что помимо указания на возможные механизмы защитного действия препарата, такие данные представляют самостоятельный научный и прикладной интерес, так как усиленная денатурация макромолекул является распространенным явлением при многих патологических нарушениях и старении.

Данные исследования продемонстрированы на следующих слайдах:

droz-82.jpg

droz-112.jpg

droz-212.jpg

droz-32.jpg

droz-42.jpg

droz-52.jpg

droz-72.jpg

droz-62.jpg

“Журн. АМН України”, 2009, т. 15, № 2. — С. 246–262 УДК 612.68:616.45_001.1/3 Х. К. Мурадян, В. Н. Бондарь, В. В. Безруков, О. И. Жуковский, В. И. Поляков, Н. А. Утко