Сугата Митра рассказывает, как дети обучают самих себя

http://www.ted.com/talks/lang/ru/sugata_mitra_shows_how_kids_teach_themselves.html

Перевод: Lidia Karavaeva, редактор: Maria Polishuk. Лицензия (запись доклада): CC BY-NC-ND.

Мне предстоит нелегкая задача. Знаете, когда я посмотрел сведения о тех, кто сидит в этом зале, с такими разнообразными проектами и разработками, которые так много работают в сфере создания сетевых проектов, я захотел рассказать вам, я захотел последовательно доказать вам полезность довольно специфического начального образования. Чтобы уложиться в 20 минут, я поделюсь с вами 4-мя главными мыслями, они как четыре части головоломки. И, если у меня все получится, возможно, вы вернетесь домой с мыслью о том, что вы можете тоже сложить её и помочь мне.

Первая часть головоломки - удаленность и качество образования. Под удаленностью я подразумеваю несколько вещей. Во-первых, это обычное явление, означающее, что вы уходите все дальше и дальше от центра города и попадаете в удаленные районы. Что происходит с образованием? Второй или другой тип удаленности значит, что в больших городах по всему миру есть такие районы, трущобы, случайные поселения, бедные кварталы, которые в экономическом и социальном смысле удалены от остального города.То есть есть "мы" и "они". Что происходит с образованием в таком контексте? Теперь соедините вместе две эти идеи.

Мы предположили, что в школах в удаленных районах недостает хороших учителей. Если же они там есть, то таких учителей сложно удержать, потому что там нет достаточно хорошей инфраструктуры. А если бы у них и была инфраструктура, то у них наверняка возникли бы сложности с её поддержанием. Но я захотел проверить, так ли это. Поэтому в прошлом году я взял машину, посмотрел в Гугле маршрут в северную часть Индии от Нью-Дели, который бы не проходил ни по одному крупному городу или большому центру.Мы проехали около 300 км, и где бы мы ни находили школу, мы проводили там ряд стандартных тестов, а затем заносили результаты тестов в таблицу. Результаты были любопытными, хотя их и нужно внимательно изучать. Я имею в виду, это лишь пример, нельзя подводить под него всё. Но было вполне очевидно, достаточно ясно, что по этому отдельно взятому маршруту, чем отдаленнее была школа, тем хуже оказывались результаты. Это показалось мне несколько несправедливым, и я постарался соотнести данные с такими параметрами, как инфраструктура, или наличие электроснабжения, или чем-то еще в этом роде.

К моему удивлению, данные не соотносились. Ни с размером классов. Ни с качеством инфраструктуры. Ни с уровнем жизни. Не коррелировали. Но, когда я проводил опрос в этих школах, задавая учителям всего один вопрос: "Вы бы хотели переехать в большой город?" 69 % ответили: "Да". И, вы понимаете, что они отвечают так, находясь совсем близко к Дели. В более богатых пригородах Дели учителя отвечали отрицательно, потому что, как известно, это относительно лучшие районы. А вот за 200 км от столицы "Да" - это единственный ответ. Я думаю, что учитель, который каждый день, заходя в класс, думает: "Как бы я хотел работать в другой школе!" - оказывает огромное влияние на результаты, которые получаются в конце. Похоже, что проблемы начальной школы возникают не столько из-за того, что дети голодают, и не потому, что классы переполнены, а из-за низкой мотивации и миграции учителей. Видимо, дело было именно в этом.

Когда мы говорим об образовании и технологиях, например, вебсайтах, создании условий для групповой работы, вы слушали об этом выступления все утро, в первую очередь, новые идеи пробуют в лучших городских школах, что, на мой взгляд, искажает результат. Научная литература (один из элементов инноваций) постоянно обвиняет образовательные технологии в сверхвостребованности и недостаточной результативности. Учителя соглашаются, но говорят: "Отлично, но это слишком высокая цена за то, чего мы достигнем". Потому что такие проекты проходят опробацию в школах, где ученики уже получают процентов 80 из того, что они могли бы. Вы применяете эту супер-пупер новую технологию - и результат повышается до 83%. Директор смотрит на это и говорит: "3% за 300 тысяч долларов? Даже не думайте об этом". А вот если ту же технологию применить в одной из отдаленных школ, где результат был 30%, и стал, скажем, 40% - это совсем другое дело. Получается, что значительные изменения в подготовленности учащихся будут куда значительнее в основании пирамиды, а не наверху. Но, сейчас мы, кажется, действуем наоборот.

Так я пришел к выводу, что технологии надо доводить сначала до менее привилегированных, а не наоборот. И в итоге, возник вопрос - как изменить восприятие учителем новшеств? Когда приходишь к учителю и показываешь какую-то технологию, первая реакция учителя - нельзя заменить учителя на машину. Это невозможно. Я не вижу в этом ничего невозможного, но если на мгновенье представить, что это все-таки невозможно, вот цитата сэра Артура Кларка, писателя-фантаста, которого я встретил в Коломбо. То, что он мне сказал, полностью решило эту проблему. Он сказал: "Того учителя, которого можно заменить машиной, надо заменить". Вы скажете, что это ставит учителя в жесткие рамки. В любом случае, я выступаю за то, что альтернативное начальное образование, неважно, какую альтернативу вы выбираете, необходимо там, где нет школ; там, где школы недостаточно хороши, где нет учителей или там, где учителя недостаточно хороши. Если случилось так, что вы живете там, где нет таких проблем, вам не нужно альтернативное образование. Пока что мне не встретилось такое место. За исключением одного. Я не назову его, но где-то люди сказали:"У нас нет такой проблемы, потому что у нас идеальные школы и учителя". .Есть такие места на планете, но..

Я хочу поговорить о детях, самоорганизации и ряде экспериментов, которые привели к идее, каким может быть альтернативное образование. Это эксперимент под названием "Отверстие в стене". Мне придется рассказать о нем быстро. Это ряд экспериментов. Первый провели в Нью-Дели в 1999 году. Мы сделали очень простую вещь. Тогда наш офис находился на самой границе с трущобами, нас разделяла только стена. И мы сделали дырку в этой стене, поэтому эксперимент и получил такое название. В эту дырку мы установили компьютер, он как бы встроен туда, монитор был виден снаружи, а тачпад просто встроен в стену. На тот момент, к нему был подключен интернет, установлен Internet Explorer, Altavista.com.. И мы просто оставили его там.

И вот, что мы увидели. Итак, это мой офис. А вот "дырка в стене". Примерно через восемь часов мы увидели там этого мальчишку. Справа 8-летний мальчик, а слева - 6-летняя девочка, та, что не очень высокая. И он учил ее пользоваться интернетом. Так возникло больше вопросов, чем ответов. Это реально? А язык имеет значение? Ведь он не знает английского? Компьютер останется на месте, или они его разобьют, украдут? Кто-то их научил, как им пользоваться? Последний вопрос задавали чаще всего, но, знаете, дело в том, что в таком случае, им бы пришлось просунуть голову в офис и попросить тех, кто там, научить их этому.

Поэтому я решил провести эксперимент еще раз и не в Дели. На этот раз в городе Шивпури, в центральной Индии. Я был уверен, что там-то никто никогда никого ничему не учил. (Смех) Был теплый день. В стене ветхого дома зияло отверстие. Вот первый ребенок, который подошел сюда. Позднее выяснилось, что это 13-летний прогульщик. Он пришел сюда и крутился у тачпада. Довольно быстро он заметил, что когда он двигает пальцем по тачпаду, что-то двигается на экране. Позже он сказал мне: "Я никогда не видел телевизора, на котором можно такое делать". Итак, он понял, как это работает. За 2 минуты он понял, что делал что-то с телевизором. А затем, когда он делал это, он случайно нажал на клавишу, ударив пальцем по тачпаду, вы видете, как он сделал это. Как только это случилось, открылась новая страница в Интернете. Через 8 минут он следил за движением руки на экране, и вот, он уже сидит в Интернете. Он переходил с одной страницы на другую. Когда это произошло, он начал звать соседских детишек. Дети приходили посмотреть, что тут происходит. К вечеру этого же дня, в Интернете сидело уже 70 детей. Получается, все, что было нужно - это 8 минут и встроенный компьютер.

Мы считаем, что это происходит так: дети в группах могут сами научиться, как пользоваться компьютером и Интернетом. Но при каких условиях? В то же время главный вопрос касался английского. Мне даже говорили, что Интернет должен работать на индийских языках. Поэтому я задался вопросом: "Мне что, перевести весь Интернет на один из индийских языков?" Это невозможно. Значит, надо идти другим путем. Давайте посмотрим, как дети справлялись с английским. Я провел эксперимент в северо-восточной Индии, в деревне под названием Мадантуси, в которой, по какой-то причине, не было учителя английского, так что дети вообще не изучали язык. Я сделал такое же отверстие в стене. По сравнению с городскими трущобами здесь была заметна разница в том, что к компьютеру подходило больше девочек, чем мальчиков. В городских трущобах девочки, как правило, оставались в стороне. Я оставил у компьютера много дисков, там не было Интернета и вернулся через три месяца. Когда я вернулся, я обнаружил, что двое детишек, 8 и 12 лет, играли в компьютерную игру. Как только они увидели меня, они сказали: "Нам нужен более быстрый процессор и мышь получше". (Смех) Я был действительно удивлен. Откуда они могли знать это? Они сказали: "Ну... мы узнали это по дискам" Поэтому я спросил:"Но как вы поняли, что там происходило?" Они ответили: "Ну, вы же оставили нам эту штуковину, а на ней только английский, так что нам пришлось выучить его". Потом я определил, что они использовали 200 английских слов, произнося их неправильно, но в верном контексте. Такие слова, как "выйти", "найти", "сохранить", что-то вроде того. Они использовали их и в повседневных разговорах, а не только у компьютера. Итак, похоже, эксперимент Мадантуси доказал, что язык - это не преграда. Если дети хотят, они могут сами выучить язык.

В конце концов эксперимент получил финансирование, и стало возможным проверить, воспроизводимость результатов в других областях. Индия - идеальное место для таких экспериментов, потому что здесь можно увидеть все этническое разнообразие, генетическое, расовое, социально-экономическое разнообразие. Я мог сделать такую выборку, которая показала бы, как обстоят дела практически во всём мире. Я потратил почти пять лет на этот эксперимент, и он провел нас вдоль и поперек Индии. Это Гималаи. Вверху, на севере, очень холодно. Мне пришлось подумать над таким инженерным решением, чтобы компьютеры, а я использовал обычные ПК, работали бы на свежем воздухе, потому что климат в разных районах Индии отличается, что тоже прекрасно. В Индии есть и очень холодные, и очень жаркие регионы. Это пустыня на западе, рядом с границей с Пакистаном. Вы видете маленький ролик, это одна из этих деревень, во-первых, дети находили сайт, на котором они могли выучить английский алфавит.

Вот центральная Индия - тут очень тепло, влажно, это рыбацкие деревни, а влажность - настоящий убийца электроники. Поэтому нам пришлось решить и эту проблему без применения кондиционера и на очень малых мощностях. В большинстве случаев мы использовали небольшие потоки воздуха, которые дули под нужным углом, чтобы все работало. Короче говоря, мы делали это снова и снова. Вот тоже интересный момент. Этот ребеночек, ему 6 лет, говорит старшей сестре, что делать. Очень часто получается так, что младшие дети учат старших, как пользоваться компьютерами.

Что же мы обнаружили? Что дети в возрасте 6-13 лет могут обучаться сами в определенной среде, вне зависимости от всего того, что мы смогли измерить. Если у них есть доступ к компьютеру, они могут сами научиться всему. Я не нашел никакой другой связи, кроме как, что они должны быть в группах. И, знаете, может, это может быть очень важно для вас, ведь все вы здесь говорите о группах. Вот это пример того, какой силой обладает группа детей, если устранить вмешательство взрослых.

Вот пример статистики. Мы применяли стандартные статистические техники, так что не будем говорить об этом. Мы построили кривую обучения, почти такую же, какую делают в школах. Я оставлю ее, ведь... она сама за себя говорит, не так ли? Что они могли научиться делать? Элементарные операции Windows - Интернет, рисование, чаты, почта, игры и образовательные ресурсы, скачивание музыки, проигрывание видео. В общем, все то, что делаем мы. Более 300 детей обретут компьютерную грамотность и смогут делать все эти операции через 6 мес. за одним компьютером.

Итак, как они делают это? Если посчитать фактическое время доступа, оно бы свелось к количеству минут в день, но на деле все происходит не так. Фактически за одним компьютером работает один ребенок, вокруг которого обычно трое других детей, которые советуют ему, что делать. Если их протестировать, у всех четверых будет один и тот же результат. Вокруг этих четверых обычно группа из 16 детей, которые тоже дают советы о том, что происходит на экране, но обычно эти советы неправильные. И все они пройдут тест по изучаемому предмету. Так что они узнают новое не только, когда делают что-то сами, но и когда просто наблюдают. Это выглядит как противоположность обучению взрослых, но помните, что 8-летний ребенок живет в обществе, где большую часть времени ему говорят, чего не надо делать, ну вроде: "Не трогай эту бутылку виски". И что же делает 8-летний ребенок? Он внимательно изучает то, как можно прикоснуться к ней. И если его протестировать, он ответит на каждый вопрос правильно. Кажется, они способны приобретать знания очень быстро.

Итак, к какому же выводу мы пришли после 6 лет работы? Во-первых, что начальное образование или часть его можно получить самостоятельно. Необязательно получать его от кого-то. Возможно, это будет система самообразования, это как раз то второе, о чем я хотел рассказать. Дети могут организовать сами себя и поставить себе цель обучения.

В-третьих, о ценностях, и снова, буду краток. Я протестировал более 500 детей по всей Индии и задавал им около 68 различных вопросов о ценностях, при этом просто спрашивая их мнение. У нас было несколько вариантов ответа - да, нет, не знаю. Я выделил те вопросы, на которые я получил по 50% "да" и "нет", так у меня вышло 16 утверждений. Это были вопросы, которые абсолютно запутали детей, потому что половина ответила "да", а половина "нет". Вот пример такого вопроса: "Иногда необходимо соврать". Они не знают, как определиться с выбором ответа на такой вопрос, может, никто из нас не знает этого. Поэтому я оставлю вас с этим третьим вопросом. Может ли технология изменить восприятие ценностей? Наконец, системы самоорганизации, о которых, снова, я расскажу вкратце. потому что вы уже слышали о них. Природные системы - самоорганизующиеся, галактики, молекулы, клетки, организмы, общества, кроме спора о смышленом дизайнере. Но на данный момент, насколько известно науке, все это самоорганизация. Но другие примеры - это пробки, рынок ценных бумаг, сообщества, катастрофы, терроризм и беспорядки. Вы знаете про самоорганизующиеся системы Интернета.

Итак, вот мои четыре идеи, о которых я сказал в самом начале. Отдаленность от центра влияет на качество образования. Образовательные технологии надо применять сначала в отдаленных районах, а затем в других местах. Ценности приобретаются, доктрины и догмы навязывают, это два противоположных механизма. Обучение, скорее всего, самоорганизующая система. Если сложить все вместе, тогда, на мой взгляд, мы получаем цель, образ образовательной технологии - цифровой, автоматической, малочувствительной к повреждению самоорганизующейся и с минимальной степенью принуждения. Мы, педагоги, никогда не изобретаем технологию, мы заимствуем ее. PowerPoint - это отличная образовательная технология, но она была создана не для образования, а для презентаций. Мы позаимствовали ее. Видео-конференции. Сам персональный компьютер. Думаю, пришло время педагогам самим изобретать. И у меня есть пара идей. Кратко о них. Это технология, которая направлена на проблемы отдаленности, ценностей и насилия. Думаю, следует дать ей имя. Почему бы не назвать ее "вне-доктринальной"?! А может ли это стать целью образовательных технологий будущего? Об этом я хочу подумать вместе с вами.

Спасибо.

Аплодисменты.